Автор Тема: Любимые стихи (не наши)  (Прочитано 58439 раз)

Оффлайн Бархат

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 29 156
  • мечты сбываются
  • Рейтинг: +288
Re: Любимые стихи (не наши)
« Ответ #285 : Июнь 09, 2018, 11:26:13 »
0
 @}->--
вчера решила быть счастливой. и СТАЛА.

Оффлайн Olinka

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 1 210
  • Рейтинг: +225
Re: Любимые стихи (не наши)
« Ответ #286 : Июль 03, 2018, 12:42:21 »
+1
Байгали Серкебаев
написал слова памяти
Батырхану Шукенову
и в конце вот это стихотворение.

Оно очень актуально для каждого из нас:


На что мы тратим жизнь!
На мелочные ссоры,
На глупые слова, пустые разговоры,
На суету обид, на злобу- вновь и вновь.
На что мы тратим жизнь...

   _А надо б на любовь._

Сжигаем жизнь дотла всё на пустое что-то -
На нудные дела, ненужные заботы...
В угоду обществу придумываем маски...
На что мы тратим жизнь!

   _А надо бы на ласки._

Мы распыляем жизнь на сумрачную скуку,
На "имидж" и "престиж", ненужную науку,
На ложь и хвастовство, на дармовую службу.
На что мы тратим жизнь?...

   _А нужно бы на дружбу._

Куда-то всё спешим, чего-то добываем.
Чего-то ищем всё - а более теряем.
Всё копим: золото, тряпьё и серебро...
На что мы тратим жизнь!

   _А надо б на добро._

Волнуемся, кричим, по пустякам страдаем.
С серьёзностью смешной вещички выбираем.
Но сколько не гадай - всё выберешь не ту.
На что мы тратим жизнь...

   _А надо б на мечту._

Боимся радости, боимся верить в сказки,
Боимся и мечты, и нежности, и ласки.
Боимся полюбить, чтоб после не тужить...
На что мы тратим жизнь?!

   _А надо просто жить!_

 

Оффлайн Svetlanka

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 6 322
  • Рейтинг: +545
Re: Любимые стихи (не наши)
« Ответ #287 : Август 31, 2018, 09:58:24 »
0
Женщина-осень Галина Кондратова

  Жизнь разукрашена в белое, черное.
 Женщина — Осень, и первая проседь,
 Но у судьбы ничего  не попросит,
 Только чуть нежности, смеха задорного.
 
 Ветра сурового ласка постылая.
 Сорваны листья, дождями вновь плачет,
 Только лишь сердце под зонтиком прячет.
 Женщина — Осень, такая ты милая.
 
 Ты еще славная, просто красавица
 Ливнем стучишься в закрытые окна,
 Ярким нарядом украсишь полотна.
 Туфли на шпильках, и яркое платьице.
 
 Женщина — Осень, с душой акварельною
 Голову можешь вскружить ненароком.
 Мудрая Осень, и вьющийся локон,
 Будешь всегда у мужчин ты Вселенною.
 
 Смехом девчонка такая же юная,
 Пухлые губки  в красивой помаде,
 Искорки пляшут в таинственном взгляде.
 Женщина- Осень, какая ты чудная! 

Оффлайн Svetlanka

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 6 322
  • Рейтинг: +545
Re: Любимые стихи (не наши)
« Ответ #288 : Август 31, 2018, 10:03:11 »
0
У этой женщины в глазах осенний блюз —
 Немного грусти под насмешливостью взгляда...
 В её годах — всё многоцветье листопада,
 Пьянящее и терпкое на вкус.
 Всё в этой женщине — неповторимый мир,
 Задумчивый, глубокий до предела,
 В нём по своим законам правит королева,
 Но я бы всё на свете ей простил.
 Мне с этой женщиной так нравится молчать,
 Ей чьи-то мысли по глазам читать не ново,
 Чтит по поступкам человека, ценит слово...
 Но душу любит молча изучать.
 С ней даже влажность проливных дождей
 Отнюдь не кажется унылостью безликой,
 Иду за нею, как Орфей за Эвридикой
 По золоту осенних нот и дней.
 Как с этой женщиною тянет говорить!
 Нет-нет, не глупости — она их не приемлет...
 В её ладонях лучик солнца кошкой дремлет,
 И как её за это не любить?
 
 Ю.Егоров
[/font]

Оффлайн Миап

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 27 759
  • отдай печеньки всяк входящий
  • Рейтинг: +1418
Re: Любимые стихи (не наши)
« Ответ #289 : Сентябрь 12, 2018, 15:08:15 »
0
....какое чудесное :

«Я генеральный директор и распорядитель вселенной, –
Бог говорит, –
и мне бы хотелось, чтобы мое предприятие
было немного рентабельней.
Любой самый скромный трудяга –
скажем, жук короед или бык –
имеет право на солнце,
на музыку, на маленький праздник души.
Не в обиде и подмастерья –
родник, например, дающий начало ручью,
или бутон георгина.
Даже пенсионеры – овдовевшие звезды, одряхлевшие луны –
Должны получать свою долю счастья.
Я на днях наведаюсь к ним.
Всем миром наляжем – работа пойдет веселей».

Бог говорит:
«Я с вами согласен: мой мир
от совершенства далек.
Я оставляю вам право придумать другой.
Я так либерален,
что могу даже вообразить второго такого же бога,
который действовать будет
успешней, чем я.
Только прошу извинить: мне еще нужно подправить луну,
Добавить твердости мрамору
И колибри сказать, что я ей вполне доверяю».

Бог говорит:
«Сотворив пищевод, селезенку,
козодоя, солнце (которое день напролет
помирает от скуки),
я придумал в придачу десяток абстрактных понятий
и понемногу их всем раздаю.
Разум, к примеру, достанется мрамору,
память – лужайке,
угрызения совести – тигру.
Только найдется ли кто-нибудь,
чтобы поправить меня, если я ошибусь?»

«Мне очень грустно, – говорит Бог, –
оттого что я взрослым родился.
У меня так и не было детства,
и мне никто не позволил открыть
уже созданный мир.
Я не нашел никого,
кому я мог бы сказать: "Добрый день, мой отец"
или: "Как, маменька, ваше здоровье?"
Во мне очень мало детского простодушия.
Лава, кремень, мошкара,
зефир, человек, пион –
каждый требовал, чтобы с первой минуты
был я ответственным и активным.
Мне очень грустно:
у меня никакого прошлого нет».

«Я не могу, – говорит Бог, –
вести свой интимный дневник –
слов для этого не существует.
Я к вам не могу обратиться
ни по-русски, ни, скажем, по-датски, ни на латыни –
я должен все же блюсти хоть какую-то тайну.
Не могу я, на себя напустивши испуганный вид,
с наступлением сумерек прятаться
в глазу антилопы
или в траве луговой –
это было бы слишком наивно.
Глагол "быть" не очень ко мне применим.
Надеюсь, вы знаете, как нежно к вам отношусь,
да только нельзя мне
вам это показывать.
Такова уж планида моя».

«Мне надоели все эти поэты, – говорит Бог, –
которые навешивают свои трескучие рифмы
на самую прекрасную из моих роз
и норовят за моим лучезарным солнцем,
сверкающим на небе в полной своей красе,
увидеть черное солнце,
ядовитое, как проказа.
Мне надоели все лжефилософы эти,
что шарят под лазурным моим небосводом,
как блудодеи под юбками продажных женщин.
Мне надоели шуты,
которые меня обволакивают
мишурой слов
в нелепой надежде изречь мою истину.
Замолчите! Довольно!»

«Я взвесил тело свое на весах, –
рассказывает человек, –
пятьдесят один килограмм во мне весу.
Взвесил тоску свою и тревогу –
по четыре тонны каждая тянет.
После этого взвесил душу свою –
легче пушинки она оказалась.
Слово свое положил на весы –
было оно с утра полновесным,
а к вечеру запропастилось куда-то.
Стал наконец я взвешивать Бога –
стрелка весов замерла на нуле».
»Это не страшно, – говорит ему Бог, –
дело в том, что весы твои – я».

«Если при имени "Бог" у вас начинается
приступ крапивницы, – говорит Бог, –
зовите меня "алебастром", "ласточкой" или "ручьем" –
буду знать, что речь идет обо мне.
Если от имени "Бог" вам становится худо,
изобретите взамен другое какое-то слово,
что-нибудь вроде "легкого вздоха", "росы"
или "ужаса небытия".
Меня оскорбить невозможно:
все на свете слова – синонимы для меня».

Я верую в Бога,
поскольку он слегка подновляет лазурь,
передвигает с места на место дерево,
останавливает поток,
награждает пощечиной утро,
если оно не желает вставать.
Я не верую в Бога,
поскольку перевожу его творенья в слова.
Я верую в Бога, не веря в Бога,
поскольку я сам – и небо, и дерево,
и река, и утро, и ночь
благодаря всем этим словам,
которые краду у него.

Ален Боске

Онлайн Ксюша 12

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 5 399
  • Рейтинг: +563
Re: Любимые стихи (не наши)
« Ответ #290 : Сентябрь 17, 2018, 15:41:16 »
0
Г. Шенгели
ЖИЗНЬ
Мне шесть, а ей под шестьдесят. В наколке;
Седые букли; душные духи;
Отлив лампад на шоколадном шелке
И в памяти далекие грехи.
Она Золя читала и Ренана,
Она видала всякую любовь,
Она Париж вдыхала неустанно
И в Монте-Карло горячила кровь.
Она таит в своем ларце старинном
Сухие розы, письма, дневники;
Она могла бы объяснить мужчинам
Все линии несытой их руки.
Всезнающей, загадочной, упрямой,
Она заглядывает мне в глаза,
Из книг возникнув Пиковою Дамой,
Суля семерку, тройку и туза.

Мне двадцать лет, а ей, должно быть, сорок.
Он вял слегка – атлас и персик плеч,
И перси дышат из брюссельских сборок,
Маня юнца щекою к ним прилечь.
Как сладко будет овладеть такою –
Порочною, подклеванной вдовой:
Жизнь надо брать с холодной головою,
Пока она – с горячей головой.
Она за дерзость будет благодарной,
Под пальцы ляжет – нежной глины пласт, –
Она мундштук подарит мне янтарный
И том стихов на ватмане издаст.
Она раскроет деловые связи,
Она покажет в полутьме кулис
Все тайны грима, все соблазны грязи,
Все выверты министров и актрис.
Она уже не кажется загадкой,
Хоть жадный взор стыдливо клонит ниц...
Мне тоже стыдно, и гляжу украдкой
На трепеты подстреленных ресниц...

Мне тридцать семь, ей двадцать два едва ли.
Она резва, заносчива и зла,
Она с другим смеется в бальной зале,
С другим к вину садится у стола.
Всё ясно в ней, от похоти до страхов,
Хотя он лжет – лукавый свежий рот,
И никель глаз среди ресничных взмахов
Мое же отраженье подает.
Не упустить задорную беглянку!
Девчонка! Ей ли обмануть меня?
Билет в балет, духов парижских склянку, –
И льнет ко мне, чуть голову клоня.
Но горько знаешь этот пыл условный
И медлишь, и томишься, и грустишь,
И ей в глаза, как в кодекс уголовный,
В минуты пауз трепетно глядишь...

Мне пятьдесят, а ей, пожалуй, девять.
Худа и малокровна и робка.
В ней спит болезнь – ее боюсь прогневить:
Столь сини жилки в лепестке виска.
О, девочка! О, дочь моя больная!
На солнце, к морю, в Ялту бы, в Сухум!
Она всё та ж, но каждый день иная:
Она слабеет, и слабеет ум.
Учить ее? Читать ли ей баллады?
Играть ли с нею в хальму иль в лото?
Таясь, ловлю испуганные взгляды,
В которых мглою проступает – ТО...

Мне шестьдесят. И вот она – младенец.
К ней в колыбели жмется дифтерит,
И сверстников моих и современниц
Кружок последний на нее глядит.
Поднять ее, зажать ее в ладони,
От старости холодные, как лед:
Быть может, ужас, за душой в погоне,
Как жар, хоть на полградуса спадет?
Но нет: хрипит!.. Стою бессильным дедом:
Как ей помочь? Как вдунуть воздух в грудь?
А Черный Ветер, страшен и неведом,
Уже летит в ней искорку задуть...
23.VII.1943


Первые 7 лет опекай ребенка,вторые 7 лет воспитывай,третьи 7 лет будь ему лучшим другом,а потом отпусти и молись,чтобы все у него было хорошо.
Обзавестись ребёнком — это согласиться,чтоб тв сердце разгуливало вне тв тела