Автор Тема: Их подвиг бессмертен  (Прочитано 47170 раз)

Оффлайн Snarkolove

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 29 616
  • Лучше зажечь одну свечу, чем проклинать темноту
  • Рейтинг: +2214
Re: Их подвиг бессмертен
« Ответ #210 : Январь 24, 2018, 15:29:35 »
0
до слёз, до дрожи...

Оффлайн Бархат

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 30 564
  • мечты сбываются
  • Рейтинг: +514
Re: Их подвиг бессмертен
« Ответ #211 : Январь 24, 2018, 17:03:11 »
0
Что за нелюди....

И что за ЛЮДИ  :'-(
вчера решила быть счастливой. и СТАЛА.

Оффлайн Добрая

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 7 027
  • Рейтинг: +345
Re: Их подвиг бессмертен
« Ответ #212 : Январь 27, 2018, 13:33:37 »
+3
Её дважды казнили гитлеровцы, и боевые товарищи долгие годы считали её погибшей и даже поставили памятник. Когда она стала разведчицей в партизанском отряде 2-й Белорусской бригады, ей не было ещё и десяти лет. Маленькая, худенькая, она, прикидываясь нищенкой, бродила среди фашистов, всё подмечая и запоминая, и приносила в отряд ценнейшие сведения. А потом вместе с бойцами-партизанами взрывала фашистский штаб, пускала под откос эшелон с военным снаряжением, минировала объекты. В последующих операциях ей доверили оружие — ходила с пистолетом и гранатой за поясом. В одном из ночных боёв спасла раненого командира разведотделения Ферапонта Слесаренко. Шла Великая Отечественная война. Приближался праздник 7-го ноября — День Октябрьской революции. На собрании партизанского отряда, обсуждали, кто пойдет в город Витебск и вывесит в честь праздника красные флаги на зданиях, в которых жили фашисты. В Витебске гитлеровцы держали много советских военнопленных, и установили в городе такие законы, при которых каждый день гибли дети, старики, женщины. — Если мы вывесим красные флаги на праздник, то все увидят, что мы боремся с немецко-фашистскими захватчиками, и эта борьба будет продолжаться до последней капли крови.-говорил командир партизан Михаил Иванович Дьячков. Фашисты тщательно охраняли подходы к городу, обыскивали каждого, и даже обнюхивали. Если у подозреваемого шапка пахла дымом или порохом, считали его партизаном и расстреливали на месте. К детям внимания было меньше, поэтому решили поручить это задание Богдановой Наде и Ване Звонцову — проверенным разведчикам, которым было всего по одиннадцать лет. На рассвете седьмого ноября, партизаны подвезли детей поближе к Витебску. Дали санки в которых были аккуратно уложены метлы, среди них три метлы в основания которых намотаны красные флаги, а сверху- прутья. Легенда была такая: дети идут продавать метлы. В город Надя и Ваня вошли без проблем, на маленьких ребят с саночками, никто из фашистов особого внимания не обращал. Чтобы снять с себя подозрения глядящих в их сторону немцев, Надя с санками подошла к группе фашистов и предложила им купить метлы. Те стали смеяться и тыкать дулами автоматов в ее сторону, а один из них грозно сказал: Дафай убегайтен отсюда. Надя чувствовала, что Ваня побаивается, и как могла его подбадривала: — Ты главное делай, то что я тебе говорю и не думай ни о чем плохом. А если тебе будет страшно, бери меня за руку,- говорила Надя — Я и не боюсь — отвечал Ваня, а сам раз за разом хватался за руку Нади. Весь день они ходили по городу и присматривались к зданиям в центре города, куда можно было бы поставить красные флаги. Когда наступил вечер и стало темно, они принялись за работу. За ночь ребята установили флаги на железнодорожный вокзал, ремесленное училище и папиросную фабрику. Когда наступил рассвет, на этих зданиях уже развивались наши флаги. Надя и Ваня были счастливы, они торопились скорее в партизанский отряд, доложить о выполненном задании. Дети уже покинули город, вышли на большую дорогу, но тут их догнали фашистские полицаи ) и закричали: — Стоять! Кто такие? — Сироты мы, дяденька- заплакал Ваня, — подайте хлебушка, очень кушать хочется. — Я вам дам хлебушка! Сволочи, это вы красные флаги вывесили в Витебске? – спросил полицай. — Нет что вы. Посмотрите на нас откуда у нас могут быть флаги?-ответила Надя. — Полезайте в сани, мы с вами в городе разберемся,- приказал полицай. Ребята всю дорогу плакали и терли кулаками глаза. В штабе их допрашивал фашист. Когда ребята рассказали свою легенду, немец стал кричать, что они партизаны, после чего приказал Надю и Ваню расстрелять. Ребята так и не сознались и ни кого не выдали. Их поместили в подвал, где находилось много наших военнопленных. На следующий день всех вывели за город и стали расстреливать. Наши военнопленные кричали фашистам чтобы они Надю и Ваню не трогали и когда ребят поставили возле огромного рва пытались их закрыть своими телами. Вот Надя с Ваней стоят у рва и в них целятся фашисты. Ребята держатся за руки и плачут. В голове у Нади что-то щелкнуло, в глазах помутилось, она почувствовала, что проваливается в пропасть……. …Очнулась девочка во рву среди убитых. Оказывается за доли секунды до выстрела фашистов, она потеряла сознание и упала в обморок, это спасло ей жизнь. Надя выбиралась из рва, поднималась и падала, ползла, снова поднималась. Сил не было. — Ребята она живая- Надя услышала над собой чей-то знакомый голос. Это ее нашел дядя Степан из их партизанского отряда. Он взял ее на руки и положил в сани, Надя снова потеряла сознание…… После этого случае в партизанском отряде ее стали беречь, ни в разведку ни на боевые задания не отправляли. Вспоминая о погибшем Ване, Надя всегда плакала, как только могут плакать одиннадцатилетние девочки. Ей было жаль Ваню, ей часто снилось, как он смеется, как будто они играют в снежки…. Надя крепилась, в отряде она вместе со взрослыми училась стрелять по мишеням, кидать гранаты. Там же в отряде она присягала на верность своему народу и целовала красное знамя. — Я буду мстить фашистам за Ваню, за погибших товарищей и за всех советских людей, -сказала она командиру партизанского отряда. И она мстила! Взлетали от взрывов немецкие склады, горели дома, где жили фашисты, летели под откос вражеские эшелоны. Это Надя Богданова с товарищами вели свою войну с гитлеровцами. Фашисты очень боялись партизан, да и на фронте, было не так просто, как задумывали гитлеровцы. Красная Армия давала отпор фрицам на всех фронтах. Поэтому основные села и города немцы старались превратить в крепости. Одна из таких крепостей фашистов была деревня Балбеки. Немцы наставили там огневых точек, заминировали дороги, вкопали в землю танки… Необходимо было провести разведку и установить, где у немцев замаскированы пушки, пулеметы, где стоят часовые, с какой стороны лучше атаковать деревню. Командование решило отправить Надю и начальника разведки партизан Ферапонта Слесаренко. Надя переодевшись в побирушку обойдет деревню, а Слесаренко прикроет ее отход в лесочке неподалеку от деревни. Часовые – фашисты легко пропустили девочку в деревню, мало ли бездомных ходит в мороз по деревням, собирают продукты, чтобы хоть как – то прокормиться. Надя обошла все дворы, насобирала подаяния и запомнила все что нужно. Вечерело, она вернулась в лесок, где к дяде Феропонту, и увидела там весь партизанский отряд. Они ждали от нее сведений. Юная разведчица рассказала все в подробностях и показала с какой стороны лучше атаковать деревню. Партизанский отряд ударил ночью по фашистам с обоих сторон села: пулеметные очереди рассыпались тут и там, было слышно как орут обезумевшие гитлеровцы – это партизаны мстили фашистам за нашу истерзанную Родину, за погибших советских людей. Фашисты выскакивали из домов в нижнем белье, что-то кричали и пытались удрать по белому снегу подальше от деревни, но их все равно настигали пули партизан. Надя впервые участвовала в ночном бою, правда Слесаренко не отпускал ее от себя ни на шаг. И вдруг его ранило. Слесаренко упал и на какое – то время потерял сознание, Надя перевязала ему рану, в небо взмыла зеленая ракета – это был сигнал командира для всех партизан отходить в лес. Слесаренко сказал Наде: — Надя брось меня! Уходи в лес! — Нет, я вас вытащу — сказала Надя, она поднатужилась и смогла только приподнять Слесаренко, сил девочки не хватало. — Оставь меня слышишь? Мы так оба погибнем, ты должна идти…. позовешь наших… запомни это место. Я приказываю тебе!-уже грозно сказал начальник разведки. Надя нарвала еловых веток, сделала из них постель для дяди Феропонта, уложила его и пошла. Надя побежала в партизанский отряд, ночью, в мороз. До отряда было примерно 10 километров ходу, ветер хлестал ей лицо, она проваливалась в сугробах, но шла вперед. Вдруг она увидела небольшой хуторок, домик и свет в окне. Возле дома стояла лошадь с санями. Именно то что нужно,- подумала она. Тихонько подкравшись, к дому, она заглянула в окно и увидела, как за столом ужинают несколько полицейских. Заслышав конский топот, полицаи – предатели выскочили на крыльцо, но Надя была уже далеко и догнать они ее не смогли. Она нашла Слесаренко на том же месте где и оставила его. Они вместе благополучно добрались до партизанского отряда. Так Надя, рискуя своей жизнью, спасла своего боевого товарища. Надя смогла бы совершить еще много дел для скорейшего освобождения нашей Родины от фашистов, но в феврале 1942 года, она рассталась со своими боевыми товарищами. Ей вместе с подрывниками партизанами был дан приказ уничтожить железнодорожный мост. Когда девочка заминировала его и начала возвращаться в отряд, ее остановили полицаи, Надя стала прикидываться нищенкой, тогда они обыскали ее и нашли в Надином рюкзачке кусок взрывчатки. Когда стали спрашивать ее что это, раздался сильнейший взрыв и мост прямо на глазах у полицаев взлетел на воздух. Полицаи поняли, что это Надя заминировала его. Ее связали, положили в сани и повезли в гестапо. Там ее долго пытали, выжигали на спине звезду, обливали на морозе ледяной водой, бросали на раскаленную печь… Вся в крови, замученная, обессиленная маленькая девочка никого не предала. Она выдержала все пытки и фашисты решили, что она мертва и выбросили ее на мороз. Надю подобрали жители села, выходили, вылечили. Но воевать ей было уже нельзя, она практически потеряла зрение. По окончании войны Надя несколько лет пролежала в Одесском госпитале, где ей вернули зрение. Надя пошла работать на завод и никому не рассказывала, о том, как она воевала с фашистами. После войны прошло уже больше 15 лет. Надя и те, с кем она работала, услышали по радио, как начальник разведки 6-го партизанского отряда Ферапонт Слесаренко — её командир — говорил, что никогда не забудут бойцы своих погибших товарищей, и назвал среди них Надю Богданову, которая ему, раненому, спасла жизнь… Только тогда и объявилась она, только тогда и узнали люди, работавшие с нею вместе, о том, какой удивительной судьбы человек она, Надя Богданова, награждённая орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, медалями. Надежды Александровны нет в живых, она умерла уже в мирное время. Но мы всегда будем помнить, как маленькая одиннадцатилетняя девочка сражалась за Родину, за то что бы мы с вами могли жить в этом мире и радоваться жизни. За то чтобы наша страна жила, просто жила…… Вечная тебе память, Надежда Богданова.

Оффлайн Snarkolove

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 29 616
  • Лучше зажечь одну свечу, чем проклинать темноту
  • Рейтинг: +2214
Re: Их подвиг бессмертен
« Ответ #213 : Январь 27, 2018, 22:15:48 »
0
Все это просто в голове не укладывается....

Оффлайн Nataшa

  • Администратор
  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 72 391
  • Всё к лучшему
  • Рейтинг: +4022
Re: Их подвиг бессмертен
« Ответ #214 : Май 09, 2020, 23:24:05 »
+3
История песни "Журавли"

В семье Газдановых из села Дзуарикау в Северной Осетии было семеро сыновей. Один погиб в 1941 под Москвой. Еще двое — при обороне Севастополя в 1942. От третьей похоронки умерла мать. Следующие трое сыновей Газдановых пали в боях в Новороссийске, Киеве, Белоруссии. Сельский почтальон отказался нести похоронку на последнего, седьмого сына Газдановых, погибшего при взятии Берлина. И тогда старейшины села сами пошли в дом, где отец сидел на пороге с единственной внучкой на руках: он увидел их, и сердце его разорвалось... В 1963 году в селе установили обелиск в виде скорбящей матери и семи улетающих птиц. Памятник посетил дагестанский поэт Расул Гамзатов. Под впечатлением от этой истории он написал стихотворение. На своем родном языке, по-аварски. И, к счастью, у этого стихотворения есть качественный перевод на русский. Его сделал Наум Гребнев, известный переводчик восточной поэзии. Он учился в Литинституте с Гамзатовым после войны и дружил с ним. Этот перевод всем вам знаком.

Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.
Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?
Летит, летит по небу клин усталый —
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый —
Быть может, это место для меня!
Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

Стихотворение попалось на глаза Марку Бернесу, для которого война была глубоко личной темой. Он обратился к Яну Френкелю и попросил сочинить музыку для песни на эти строки. Но с музыкой у композитора дело пошло не сразу. Тут, чтобы снять пафос, нужно рассказать о некоторых курьезных моментах. Во-первых, на обелиске в память о братьях Газдановых в качестве птиц были гуси. Расулу Гамзатову сложно было подобрать по-аварски рифму к слову «гуси», и он специально звонил в министерство культуры Северной Осетии с просьбой заменить «гусей» на «журавлей». И ему разрешили. Во-вторых, в оригинальном тексте стихотворения и перевода было: «Мне кажется порою, что джигиты»... Это Бернес попросил заменить «джигитов», на «солдат», чтобы расширить адрес песни и придать ей общечеловеческое звучание. И еще: в тексте, который Бернес подготовил для песни, была опущена познавательная лингвистическая строфа: «Они летят, свершают путь свой длинный, и выкликают чьи-то имена. Не потому ли с кличем журавлиным от века речь аварская сходна?» Как бы то ни было, для композитора Яна Френкеля война тоже была личной темой. В 1941–1942 годах он учился в зенитном училище, а позднее — тяжело ранен. Через два месяца после начала работы Френкель написал вступительный вокализ и тут же позвонил Бернесу. Тот приехал, послушал и расплакался. Френкель вспоминал, что Бернес не был человеком сентиментальным, но плакал, когда его что-то по-настоящему трогало. После этого работа над записью пошла быстрее. Но не только из-за вдохновения. Бернес был болен раком легких. После того, как он услышал музыку, он стал всех торопить. По словам Френкеля, Бернес чувствовал, что времени осталось мало, и хотел поставить точку в своей жизни именно этой песней. Он уже с трудом передвигался, но, тем не менее, 8 июля 1969 года сын отвез его в студию, где Бернес записал песню. С одного дубля. Если вы послушаете эту песню в его исполнении, то многое почувствуете в голосе и интонациях Бернеса. Эта запись действительно стала последней в его жизни — Бернес умер через месяц, 16 августа. Через несколько лет после появления песни «Журавли» в местах боев 1941–1945 годов стали возводить стелы и памятники, центральным образом которых были летящие журавли.

Оффлайн Бархат

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 30 564
  • мечты сбываются
  • Рейтинг: +514
Re: Их подвиг бессмертен
« Ответ #215 : Май 10, 2020, 00:49:02 »
0
 :inlove:
вчера решила быть счастливой. и СТАЛА.

Оффлайн Nataшa

  • Администратор
  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 72 391
  • Всё к лучшему
  • Рейтинг: +4022
Re: Их подвиг бессмертен
« Ответ #216 : Февраль 01, 2021, 00:41:36 »
0
Статья о "Доме Павлова" в немецком Stern

Верховный главнокомандующий генерал Паулюс получил дополнительное подкрепление в виде нескольких свежих дивизий, а также наступательных саперных частей. Их задачей было выдавить Красную Армию с узкой полосы, которую она до сих пор занимала, и в буквальном смысле утопить русских в Волге.

Однако захватить город оказалось намного труднее, чем немцы представляли себе. Войскам Красной Армии отступать было некуда. Чтобы компенсировать превосходство немецких военно-воздушных сил и артиллерии, русские максимально приблизились к позициям Вермахта. Иногда расстояние между противниками сокращалось всего до 10-20 метров.

Безжалостная «крысиная война»

Тогда 62-я армия русских опробовала новую тактику уличного боя. Создавались специальные заградительные отряды из бывалых и опытных солдат, потому что командующий 62-й армией Василий Чуйков понимал: зеленые новобранцы не смогут одолеть немцев.

Солдаты сдавали винтовки и получали автоматы ППШ-41. В отличие от немецких автоматов «Шмайссер», они практически никогда не ломались, а в одном магазине ППШ помещался 71 патрон. Солдаты из заградотрядов получали ручные гранаты и пулеметы, а также, если была такая возможность, легкие противотанковые пушки. Такую пушку бойцы могли перемещать сами, а также использовать при штурме зданий, пробивая из нее стены.

Поскольку на автоматах не было штыков, русские солдаты начали (и делают это до сих пор) использовать в бою заостренные штыковые лопаты. Борьба за каждый дом часто велась один на один, и ножи и лопаты при этом активно использовались. Немцы назвали эту фазу Сталинградской битвы «крысиной войной».

Борьба была безжалостна. Солдаты сражались за каждый этаж каждого дома, а в это время в подвалах и канализационных люках прятались женщины и дети. Их специально не стали эвакуировать, чтобы красноармейцы сражались еще отчаяннее и решительнее.

Бастион на берегу Волги

А самым ожесточенным стал бой за так называемый «дом Павлова». Сейчас от этого четырехэтажного здания остался лишь небольшой фрагмент стены.

В ночь на 23 сентября к дому выдвинулась группа солдат 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Дом стоял в окружении позиций немцев, преграждая им путь к берегу Волги, который по-прежнему оставался под контролем русских.

Отряду удалось занять дом и вытеснить из него немцев. Однако из всего отряда в живых остались всего четыре солдата. Лейтенант и все старшины погибли, и старшим по званию оказался сержант Павлов. К солдатам присоединились десять гражданских лиц из тех, кто прятался в подвале дома. Позднее Павлов сотоварищи получили подкрепление из 25 человек во главе с лейтенантом Иваном Афанасьевым.

В течение 60 дней им удавалось противостоять безжалостным атакам 295-й пехотной дивизии и частей 14-й танковой дивизии Вермахта. С крыши русские даже подбивали немецкие танки из противотанкового самозарядного ружья (ПТРС). Это оружие применялось до самого конца войны и вообще-то не было способно пробить танковую броню. Однако с крыши русским удавалось попадать по менее защищенным частям бронетехники. А вот угла подъема пушек немецких танков не хватало для того, чтобы стрелять по крыше дома.

Чуть позднее в СССР было разработано специальное оружие для штурма домов. Русские устанавливали тяжелые пушки на небольшие повозки и стреляли минами по домам в упор — взрывная волна разрушала все вокруг. Однако в 1942 году у немецкой армии такого оружия не было.

Немцы на открытом пространстве

Вокруг дома русские уложили колючую проволоку и мины, а в руинах обустроили стрелковые ячейки. Снабжение осуществлялось по специально выкопанным траншеям.

Повсюду валялись трупы немецких солдат, и их невозможно было убрать из-за русских снайперов. Дым от пожаров и взрывы снарядов днем и ночью сопровождались какой-то невыносимой музыкой: солдаты Павлова нашли в доме старый граммофон и всего одну пластинку — и без конца запускали ее.

Несмотря на все усилия, немцам целых два месяца не удавалось взять занятый русскими дом. При каждой атаке солдатам приходилось бежать к нему по открытому пространству Площади 9 января. И хотя они могли прятаться среди развалин, с верхних этажей «дома Павлова» русские расстреливали их из пулеметов. По ночам им приходилось выбираться из дома и оттаскивать трупы от подъездов и окон, чтобы завтра вновь иметь перед собой открытое пространство.

Из-за потерь немецкое руководство сильно переоценило численность отряда красноармейцев. Василий Чуйков позднее говорил, что немцы при штурме «дома Павлова» потеряли больше солдат, чем при штурме Парижа.

Бой за «дом Павлова» пережили на удивление многие советские солдаты, а также все десять присоединившихся к ним гражданских. Павлов и несколько его бойцов были награждены орденами «Героя Советского Союза». Тот факт, что выполнить приказ Сталина «Ни шагу назад!» и задержать продвижение целой немецкой дивизии смог простой сержант Красной Армии, сильно укрепило мораль и дух советских людей.

Павлов в итоге прошел всю войну и умер в 1981 году.