Автор Тема: Недетские сказки  (Прочитано 8670 раз)

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #15 : Август 27, 2015, 18:31:30 »
0
Красная Шапочка привычно дернула за веревочку, вошла в избушку и застыла при виде открывшейся ей картины.
Несколько секунд длилось неловкое молчание.
-Внученька, внученька, почему у тебя такие большие глаза?-наконец невинно спросила бабушка.
Красная Шапочка поспешно зажмурилась.
-И рот закрой!-проворчал волк.
Красная Шапочка захлопнула отвалившуюся челюсть.
-Бабушка...-нейтральным голосом произнесла она,- я слышала, Вы приболели. Вам уже лучше?
-Да, внученька, спасибо.
-Я Вам принесла пирожков и горшочек масла.
-Умница, поставь на стол. И подожди на крылечке, я скоро освобожусь.
Красная Шапочка вышла на крыльцо, села и уставилась на облака.
-О времена, о нравы!- вполголоса пробормотала она.- Пойти, что ли, в лес, цветочков насобирать?
В лесу раздавался топор дровосека... (с) bormor
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #16 : Октябрь 12, 2015, 14:52:27 »
0
Говорю ей: сестра, для чего ты пришла ко мне?
У меня из ответов всегда будет только "нет",
никакое из зелий не даст человечьих ног,
не поможет на суше заклятие ни одно.

А проклятие - да, но не смей для себя просить,
из волос жемчуга не смогу удержать в горсти,
в сундуках не закончились стебли редчайших трав -
не хочу ничего, только счастья тебе, сестра.

Не тебе белой кожею чувствовать солнца жар,
не тебе чернозём и песок - остриё ножа,
от любви страдать лучше, чем пеной морскою стать -
у меня таких сказок - столетье читай с листа.

И она отвечает, давая мне прядь волос:
для чего быть двуногой? Мы принцу подарим хвост.
И проклятьем вода обжигающе-холодна,
а обнять и утешить умею лишь я одна.

Обнимаю сестру и подводных молю богов
никогда-никогда не узнать мне ее любовь.

Тео Маклин
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #17 : Январь 05, 2016, 12:10:04 »
0
— Господин, я достал его!
— Кого? — спросил Темный Владыка, не отрываясь от работы.
— Меч Света! Тот самый, которым можно Вас убить.
— А, этот... Ну, положи там, на полочку.
Горбатый карлик сунул принесенный сверток на полку и пристроился у ног своего повелителя.
— Послезавтра ночь Великого Противостояния,— как бы невзначай заметил он.
— Ну и что? — Равнодушно пожал плечами Темный Владыка.
— Жертва, господин, — напомнил карлик. — Её еще найти надо.
— Не надо никого искать, — отмахнулся Темный Владыка и отложил в сторону очередную очищенную картофелину.
— Но ритуал...
— Не будет никакого ритуала! — Строго нахмурил брови Темный Владыка. — Пора бы тебе уже привыкнуть.

Карлик насупился.
— Господин мой! Вы живете в этой глуши уже полтора года! Вы разводите гусей и выращиваете капусту! В то время, как могли бы повелевать этим миром по праву сильного! Где Ваши Легионы Смерти? Где толпы преданных слуг? Дворцы, подземелья, ряды виселиц – где это? Великие завоевания, чудовищные деяния - всё пошло прахом. Взгляните, Добро и Свет торжествуют повсюду, даже дети не боятся ночью гулять по улицам. Как Вы можете терпеть такое, господин?
— Я же тебе уже объяснял, — отозвался Темный Владыка. —Добро всегда побеждает, а Зло – проигрывает. Нет никакого смысла затевать безнадежное дело, тратить силы и средства, если нет ни малейшего шанса на выигрыш. А я, знаешь ли, люблю выигрывать. И только так!
— Но каким образом, господин мой? Пока Вы здесь прозябаете в безвестности, Свет набирает силу...
— Вот именно! — Поднял палец Темный Владыка. — Набирает силу. А что он с этой силой будет делать? К чему приложит?

Он взял новую картофелину и стал не торопясь срезать шкурку.
— Чем займется Добро, когда обнаружит, что драться ему не с кем? Я же вот он, сижу, не рыпаюсь, ничем себя не проявляю. А остальные – так, мелюзга одна, любому светлому герою на один зуб. А что потом? Чудища кончатся, а зубы-то останутся. И не один, а целых тридцать два. Кого прикажете грызть тогда?
Очищенная картофелина шлепнулась в кастрюлю, Темный Владыка взял луковицу и принялся мелко её строгать.

— Еще три-четыре месяца, и Добро начнет беситься от безделья. Светлые рыцари вернутся в свои земельные угодья и начнут ими управлять. А это далеко не у всех хорошо получается. Будут и территориальные споры, и грызня, и междоусобица, и завышенные налоги. Жрецы снова вспомнят о своих монастырях, станут собираться на диспуты, спорить до хрипоты и мордобоя, пока не разделятся на различные школы и направления, так бывало уже не раз. О магах я уже и не говорю. Эльфы, люди и гномы припомнят старые расовые предрассудки, разворошат былые обиды и учинят множество новых. Бойцы, привычные только сражаться, очень скоро уйдут поголовно в грабители. Воры... ну они и так всегда были личностями без стыда и совести. А борьба за власть? Ты полюбуйся, какая уже сейчас идет грызня вокруг трона! И всё это, заметь, безо всякого моего вмешательства! Исключительно в силу особенностей человеческой природы... Ты не помнишь, я суп солил или нет?
— При мне – нет.

Темный Владыка посолил свое варево, попробовал и посолил еще.
— Умение управлять и умение пробиваться наверх – это два совершенно разных таланта. И они очень редко сочетаются вместе. Значит, скорее всего, к власти придет в конце концов какой-нибудь очень цепкий и пронырливый тип, который сможет где подкупом, где шантажом, а где и прямыми угрозами удержать всех остальных в подчинении. И озабочен он будет прежде всего собственным благополучием – иной бы просто не забрался так высоко. Вот тогда...

Он замолчал и чему-то мечтательно улыбнулся, не переставая помешивать суп.
— Что тогда? — Не выдержал карлик.

— Да ничего. Тогда я подожду еще года три-четыре, пока не наступит полная разруха и народ не взвоет. А потом возьму Меч Света, оседлаю нашего вороного, если он не помрет к тому времени, и поеду по стране, верша подвиги направо и налево. До победного конца. Потому что,– он позволил себе короткую злорадную улыбочку,– добро всегда побеждает...
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Nataшa

  • Администратор
  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 68 512
  • Рейтинг: +2304
Re: Недетские сказки
« Ответ #18 : Январь 13, 2016, 17:31:58 »
0
Гураль

Медведь взмахнул огромной костистой лапой, взрезав, словно клинками, незащищенное собачье брюхо.
- Ангур,- только и успел прошептать я, вскидывая к плечу «Сайгу».
То, что псу- верному моему помощнику- уже не жить, стало понятно сразу. Лайка упал далеко в снег, окрасив его алыми брызгами. Спутанные клубки внутренностей тянулись от собачьего живота до лап медведя.
У меня не было времени ни на раздумья ни на отчаяние. На меня двигался хозяин тайги. Вздыбившись во весь свой более чем двухметровый рост, оскалившись, и растопырив в стороны громадные лапы.
А в «Сайге» у меня дробь, двенадцатый калибр. Почему зверь встал в январе из берлоги, я не понял. И на понимание этого у меня тоже не было времени. Если бы не мой верный лайка, то сейчас я лежал бы на снегу, окрашивая его кровью и подбирая кишки.
Пес отвлек медведя, вцепившись тому в грудь, и жертвуя собой. Но дав мне те необходимые доли секунд для взвешивания ситуации и вскидывания ружья. У меня был шанс только на один выстрел, и ошибиться я не мог. Зверь уже опустился на четыре лапы, сверля меня злобным взглядом. Значить это могло только одно: он готов к атаке. Я нажал на спуск, прогремел выстрел. С ветвей окружающих деревьев, взметнулись стайки птиц. Эх, Ангур, ты всегда любил звук выстрела!
Кучность у «Сайги» довольно высокая, но и это помогает только на малых дистанциях. А стремительность медведя- вещь известная. Их только в мультиках косолапыми рисуют, а на самом деле… на пути лучше не попадаться. Поэтому я не стал ждать, когда он подойдет ко мне на оптимальное расстояние. А если честно – попросту струсил, и палец сам дрогнул на спуске.

Я попал ему в плечо, хотя целил в глаза, потому что знал: о кости черепа дробь элементарно расплющится; в густой шкуре запутается. Но я не попал. Стрелять двенадцатым калибром в медведя лучше всего в упор, а лучше вообще… не встречаться с медведем. Вот и конец тебе, Костя Цыганков!
Прицеливаюсь получше, пользуясь жалкими микро-мгновениями, когда зверь обескуражен ранением. Вижу, что медведь ломится от меня в сторону, раздирая собою кусты. Это непонятно и даже обидно. Он что, мной побрезговал? Проверять свою догадку я не решаюсь.
-Ангур,- на тридцатипятиградусном морозе пес уже начал коченеть,- Ангурушка, прости меня.
Верный мой пес, лучший помощник, ты только что спас мне жизнь, поэтому я тебя здесь не оставлю. Домой оттащу и за хатой похороню.
Я так и сделал: привязал веревками тело собаки к рюкзаку, и пошел домой.

- Нет, теоретически возможно все, - Михалыч слушает мою историю и настроен к ней весьма скептически, - но практически… Медведь-шатун, да еще раненый, голодный… И чтобы вот так просто сбежать от одного человека. Нет, не верится.
- Михалыч, ну ты же меня знаешь,- я потихоньку закипаю,- зачем мне врать? А Ангур? Как он, по-твоему, погиб тогда?
Михалыч качает лысой, как бильярдный шар, головой, и жует губами
- Да и не шатун это был,- я распаляюсь все сильнее,- я же тебе говорил – он встал.
- Из берлоги, что ли?- Михалыч недоверчиво хмыкает.
- Именно!
- А зачем ты его поднял?
- Я его не поднимал, сто раз тебе повторяю уже. Я что, на идиота похож, в одиночку медведя поднимать?
Меня снова передергивает при этом воспоминании.

Мы шли на тетеревов, а на тетеревиной охоте главное- тишина. Ангур у меня к этому делу с детства приученный: лапами ступал неслышно. Лыжи у меня смальцем смазаны, не скрипят. Мы шли как два призрака, и разбудить медведя не могли никак. Я его лежбище видел, но абсолютно не боялся. Зверь должен был спать как минимум до апреля.
Но вдруг…. снег взорвался фонтаном буквально перед моим носом. И, молотя лапами воздух, перед нами с Ангуром встал здоровенный трех-, или четырех- летка. Бурый водил огромным носом, принюхиваясь к запахам. Казалось, он перепутал времена года и ошибочно решил, что сейчас цветущий май. Ангур сориентировался сразу. Он без лишних раздумий прыгнул зверю на грудь, пока тот привыкал к солнечному свету. Так и погиб мой верный пес.

- Нет, теоретически…,- опять Михалыч свои умные фразы повторяет,- теоретически, конечно, возможно все.
- Я ему в плечо попал. Может, кровью истечет.
Михалыч иронично прищуривается:
- Да на них раны заживают лучше, чем на собаках. Я однажды череп медвежий видел, так в нем сорок дробин было, и две пули застряло.

Не знаю, я на медведей раньше не ходил, надобности не было. Поэтому не нашел, что ответить Михалычу. Я, вообще-то, за щенком к нему пришел. Без собаки в тайге никак. А у соседа аккурат лайка ощенилась. Мне последняя сучонка и досталась. Зарой назвал. Весной на рябчиков пойдем, учить ее буду.

Забыл я про того мишку напрочь. Мало ли чего в жизни не бывает. Считай, повезло тебе, Костя Цыганков, что живым ушел. Даже Ангура начал понемногу забывать, обратив все внимание на Зару. Лайчонка схватывала на лету, даром что ли сотни поколений охотничьих кровей в ней текли.

А тут дня три как Зара нервничать начала. Не понял сразу даже, к чему. Михалыч посоветовал внимания не обращать, вроде как к течке готовится. Но как-то подозрительным мне это показалось. Во-первых, мала она еще для течки, пять месяцев всего. Во-вторых, уж слишком долго к ней готовится. В- третьих, если течка, почему на кобелей внимания не обращает. Вспомнил я, что Ангур так себя вел, когда зверя дикого чуял. Вспомнил… и забыл тут же, идиот.

В ту ночь я спал очень крепко. Накануне выпили с Михалычем много. У него внуку год исполнился, вот мы и отмечали. Как домой пришел, так в постель сразу и рухнул. Зара на крыльце спала. И я ничего, вот абсолютно ничего, в ту ночь не слышал. Хотя должен был. Невозможно вот так просто увести со двора охотничью собаку. Только лайчонку свою нашел я утром на дворе с исполосованным медвежьими когтями брюхом. Лежала моя псинка прямо на крыльце, словно в знак предупреждения.

Михалыч опять песню старую затянул
- Нет, теоретически….
- Да наплевать и на теорию, и на практику, и на тактику, и на стратегию! - взорвался я. – На все вместе взятое, и по отдельности тоже с большой колокольни плюнуть и растереть. Ты мне ответь – кто это сделал? Кто, и самое главное, зачем? Ты же у нас в деревне самый спец по медведям. Где моя собака?! И где я другую возьму? Не можешь ответить? Вот и думай, что за медведь в округе появился, у тебя голова умная.

Я не находил себе места. Именно так, в прямом смысле слова. Метался по кухне, как… как разъяренный медведь. Во-первых, снова остался без собаки. Во- вторых, боялся. Мне ведь почудилось тогда в звериных глазах что-то странное. И чем тщательнее я вспоминал то злосчастное январское утро, тем отчетливее понимал, что с тем медведем было что-то не то. Не так он должен себя вести, и все тут.

Через месяц земля вокруг моего дома, почти оттаявшая после холодов, оказалась самым натуральным образом вспахана. Только не плугом, а когтями. Михалыч и на это не нашелся, что сказать. Удивился лишь тому, что собаки не почуяли мишку. Вот тут я начал нервничать. Даже не нервничать, а истерить. Еще через два дня я увидел разрытую могилу Ангура, и собачий череп с ошметками сгнившей кожи украшал штакетину моего забора. Вот после этого Михалыч, наконец-то, проснулся:
- Сходи к Петру,- посоветовал он.

Петра знали все. Старый дедок- ханты. Шаман-не шаман, колдун-не колдун, знахарь- не знахарь. Всего помаленьку было в нем намешано. Ну, если уж даже медвежий спец советует к Петру идти, значит, дело серьезно.
Ханты жил на околице. Домишко у него был не то, чтобы не очень, но и не ахти какой. Нелюдимый старик был, но в помощи никогда никому не отказывал.
Я захватил с собой барсучьего жира в подарок и отправился на околицу деревни. И как-то неуютно мне было. Как будто собственную улицу вижу впервые в жизни. Пропали все краски, зато обострились запахи и звуки. Я даже головой помотал. А как отмотался, так все на свои места встало. А вот и Петровский дом. Ну, дедок, встречай гостя.

Петр слушал внимательно, попыхивая резной красивой трубкой. Сам попросил не упускать ни одной, даже самой мелкой, подробности. Вплоть до того, в какую сторону у мишки голова повернулась, когда он меня услышал.
- Это Гураль,- наконец изрек он.
- Кто-кто?- я такого слова раньше не слышал.
- Гураль,- повторил Петр,- проклятый. Надо же, двадцать лет не видно и не слышно его было. А тут, глядишь ты, объявился.
И поведал мне Петр легенду.

С давних пор повелось, что сын Тылась-ики (Месяца-старика) спускался на Землю и искал среди женщин самую прекрасную. Он забирал ее с собой на небо, и она становилась звездой. И чем женщина была красивее, тем ярче светила на небе ее звезда.
И продолжалось так долгое время. До тех пор, пока однажды молодой Месяц не увидел на берегу весеннего озера девушку. Она была так прекрасна, что юноша не выдержал и взял ее прямо на Земле, не успев поднять на небо, как делал раньше. Не знал Месяц, что у этой девушки был муж – отважный охотник Куль. Тот увидел их на берегу озера и выстрелил из лука в чужого мужчину. А Куль был хороший охотник, он попал Месяцу в глаз и убил того прямо на месте.
Как узнал об этом Тылась-ики, то затмил собою солнце, погрузив Землю в долгую ночь. Люди начали погибать от холода и голода, не стало ягод, звери умирали. Молили люди Месяца-старика, чтобы простил их. Тылась-ики потребовал, чтобы ему привели убийцу сына. Выполнили это жители, связали Куля оленьими жилами и отдали отцу убитого им человека. Превратил тогда Тылась-ики того в медведя и наказал скитаться по белому свету в этом обличии до тех пор, пока на свете живет хоть один потомок его сына. Ведь та женщина, которую встретил Месяц на берегу реки, родила от него.
Лишь неделю в году может Гураль превращаться в человека. Только в эту неделю его можно убить. Вот и злится он и убивает всех потомков того, кто когда-то опозорил его жену

- Петр, ты же современный человек,- я удивился, если не сказать больше,- ты же понимаешь, что это сказка. Красивая, конечно, но сказка.
Петр философски пожал плечами, пыхнул дымом из трубки и ответил:
- Сказка не сказка, а о Гурале двадцать лет никто ничего не слышал. Пока ты сюда не приехал. Ты помнишь, почему ты здесь остался?

Нет, я помнил, как здесь оказался, но почему остался… хоть убейте, не вспомню.
Я развелся со Светкой прошлым летом, и Михалыч- дальний мой родственник- пригласил меня к себе на охоту. Я приехал развеяться, а уехать уже не смог. Вот сейчас пытаюсь вспомнить, почему и ответа не нахожу. Как прикипело мне здесь.
В Ханты-Мансийске меня ничто не держало, и терять, как и беречь, мне там было нечего. Детей не нажил, богатства особого тоже. А ветеринаром и здесь могу работать на оленьей ферме. Вот Михалыч и предложил мне остаться.
- Постой,- крутившийся в голове вопрос наконец-то нашел выход,- ты говорил, что двадцать лет о Гурале не было слышно. А до этого?
- Это была девушка,- спокойно ответил ханты,- Журналистка из Москвы. Приехала репортаж писать о нашей ферме. Ее на охоту пригласили, она согласилась. Хотела в газету интересную статью дать.
- И?
- Ты Зару свою видел? Вот то же и с девушкой стало.

Признаться, мне поплохело. Я - человеком с высшим образованием, работаю там, где не верят в чертовщину. Это - обычный медведь-людоед. Злобная и подлая тварь. Свои сомнения я и озвучил сидящему напротив старичку.
- Ну-ну,- насмешливо сказал он,- удачи тебе.
Я даже дверью хотел хлопнуть, уходя, чтобы ханты знал: не верю. Но на всякий случай решил перестраховаться.
- Петр, предположим... Только предположим, что ты прав. Что мне тогда делать?
- Ничего,- дедок в очередной раз раскуривал трубку,- ждать смерти. Он сам за тобой придет. За долгие века Гураль научился терпению. Ему уже неинтересно просто убивать. Он хочет с тобой поиграть.
- Подожди. Ты говорил, что его можно убить только в человеческом обличье, но я-то точно помню, что ранил медведя. Как ты это объяснишь?
- Его можно ранить, но…пули из тела выйдут сами, раны затянутся.
- Он мог меня убить там же. Подствольник на пять патронов. Ну всадил бы я в него все заряды, но потом-то все равно пустой остался.
- Мог, но не хотел. Да и раны залечить время надо.

Веселая перспективка меня ожидает, если все, сказанное ханты, правда. А какую неделю в году этот монстр проводит человеком, неизвестно. И когда он человек, то к людям не выходит, так и живет в своей берлоге. Из берлоги-то вылез, потому что меня почуял. У него на нас - потомков Месяца- сумасшедший нюх. Поэтому я здесь и остался, что это- моя судьба.

Через неделю забор вокруг моего дома был разломан и уложен в поленницу возле крыльца. Этим зверь давал понять, что преград для него нет. Я перестал спать по ночам. Держал возле кровати заряженную «Сайгу» и финский нарезняк Тикки тридцать второго калибра. Иногда в окнах мелькала громадная тень. Ни уловить ее приближение, ни поймать ее в прицел оказалось нереально. Соседские собаки, словно сговорившись, ничем не давали понять, что чуют зверя.
Долго так продолжаться не могло. От бессонницы и нервного напряжения у меня начались срывы. Мне никто не верил, потому что хитрая сволочь никогда не появлялась, если я был дома не один. Михалыч уже раз пять ночевал у меня со своим старым проверенным ТОЗ-ом. Так медведь не приходил. В конце концов Михалыч обозвал меня идиотом и ушел, закинув ружбайку на плечо.
А еще через неделю...

Она появилась в деревне неожиданно. Девушка в протертых до дыр джинсах и растянутой футболке. Она постоянно что-то жевала и не снимала темных очков. Приехала на практику из Ханты-Мансийска- оказалась тоже ветеринаром.
А на работу я ходить не хотел, потому что нервничал, но надо было. Оленухи скидывали рога, и пастухи напоминали мне об этом чуть ли не каждый день. Хорошие они, ханты, до самой старости все, как дети. Я уже и покрикивал на них, а они не обижались. Только качали маленькими головами, улыбались и уходили. А на следующий день приходили снова.

И тут практикантка появилась. Спасение мое, ей-Богу. Нарисовалась на моем пороге, жуя бесконечную жвачку и требуя работы. Я ее сразу на ферму и отправил. Сам сказал, что приболел. Пошла, виляя задницей. Уж не знаю, какой из нее ветеринар, но девица видная.
Она проторчала на ферме до позднего вечера. Приехала уставшая, но довольная. Вдоволь накаталась на оленях, наболталась с пастухами, напилась чаю. Ничего, это пройдет. Первое впечатление от оленьей фермы, оно всегда сильное. Я прекрасно понимал девушку Настю. Сам таким был.
Сейчас она сидела напротив меня, уплетая за обе щеки мой скудный холостяцкий ужин, и бесконечно болтала, делясь яркими впечатлениями. Остановиться Насте было негде, пришлось приютить у себя. Я был даже рад, надеялся, что Гураль уйдет. Ведь он никогда не появлялся, если я был не один.

- Дай стрельнуть,- загорелись ее глаза, когда она увидела арсенал у кровати.
- Оружие не игрушка,- ворчливо ответил я и стал сам себе противен.
- Ну дай, ну дай. Я один раз, я тихонечко.
Ага, тихонечко. Ага, наполовину. Из «Сайги». Двенадцатым.
Ладно, пошли, золотая рыбка. Осторожно, заряжено. Осторожно, говорю, это тебе не швабра. За ствол не таскают, хоть и на предохранителе. К плечу прижимай плотнее, это- «Сайга», у нее отдача, как у автомата. Прижала? Хорошо прижала?
- Пли!
Ба-бах. Настя упала и восхищенно затрясла головой.
- Вот это да.... Ой, плечо.
- Я предупреждал- прижимай плотнее. Дай посмотрю. Да не бойся ты, мы же с тобой оба врачи, хоть ты и недоделанная малость. Ну и что, что по оленям. Думаешь, у них вывихов не бывает? Еще как бывает, скоро сама увидишь.

Она спустила с плеча футболку, обнажив острые ключицы и великолепную кожу. И пахла она… Персиком? Мятой? Не знаю, не понял даже.
Я развелся со Светкой почти год назад, а девушки-ханты меня никогда не привлекали. Ноза нет, одно литсо. Всех отношений было- это во время семинаров в Ханты-Мансийске со случайными женщинами, которых удавалось подцепить в барах. Как здоровый мужской организм должен был отреагировать это зрелище?
- Э, дядя,- насмешливо протянула Настя,- ты мне плечо посмотреть хотел.
Ну, конечно, сейчас посмотрим. Ничего, до свадьбы заживет. Придется походить с синяком. Понимаю, что некрасиво, а что делать?
- Костя, а баня тут у тебя есть?

Кто мне напомнит, когда мы перешли на «ты»? Эта девушка была очень органична и жизнерадостна. Костя, так Костя. Баня, так баня. Я бы тоже с удовольствием сходил бы в баню, с еще большим удовольствием сходил бы туда не один.
Впервые за последние недели мне показалось, что страх уходит. Настя успокаивала одним своим присутствием. Да и медведя пока видно не было. Может, все обойдется? Это не оборотень. Обычный медведь.

Я растопил баньку, стараясь, чтобы температура была не сильно высокой
- Ничего, Костя,- обернулась она ко мне на пороге,- я разберусь как обращаться с водой. Куда и как брызгать на камни, тоже пойму. И тазики я не перепутаю. И полотенца найду. И я не задохнусь. И не угорю. И удар меня не хватит. Он сейчас хватит тебя, если не отстанешь. И с плечом у меня все в полном порядке. Иди спать, тебе еще завтрак готовить.
Вот так, главный ветеринар оленьей фермы. Тебе еще завтрак готовить, поэтому иди спать.

Показалось, или в окне промелькнула тень? Нет, наверное, показалось. С паранойей надо что-то делать. Причем срочно, иначе можно сорваться. А срываться никак нельзя, я живу уже не один. Не хочется в приступе слепого страха сделать роковой выстрел. По-хорошему, карабины надо бы разобрать. Но пусть пока побудут, на всякий случай.

Я уснул. Впервые за несколько сумасшедших недель. Проснулся от ощущения, что возле моей кровати кто-то стоит. Открыл глаза- какое-то привидение, белое непонятное пятно. Рука сама потянулась к изголовью, цепляя первое, что попалось. Нарезняк. Вскинуть, снять с предохранителя- дело нескольких секунд.
- Ты храпишь,- привидение умело говорить. Это оказалось сюрпризом.
- Что?- у меня отлегло от сердца
- Ты храпишь, причем громко. Я уснуть не могу. Как я завтра на работу пойду, если я не высплюсь?
- Настя,- я попытался сделать ей выговор,- ты меня так посреди ночи не пугай. Просто по плечу похлопай, я сразу проснусь. Сплю я чутко.
- Ага,- фыркнула практикантка,- то-то я тебя уже полчаса по плечу хлопаю. Никакой реакции. Хотела уже по уху хлопнуть.
- Иди спать. Я больше не буду храпеть.

Обычно мои редкие женщины не жаловались на то, что я храпел. Видно, просто устал. Как же эта мерзкая медвежья сволочь меня достала!
Привидение, завернутое в белую простыню, отправилось в свою комнату. А я пролежал до утра с открытыми глазами. Спать расхотелось. Хотелось другого- привидения. Но привидение, похоже, не хотело меня.

Завтрак готовить пришлось все-таки мне. Раньше я ошибочно полагал, что все девушки обожают кашеварить. Оказалось, что нет. Некоторые девушки не любят это дело, зато с удовольствием едят приготовленное чужими руками. После завтрака оказалось, что те же девушки и посуду за собой мыть не любят. Зато очень подолгу собираются на работу. При этом, как была во вчерашних джинсах, так в них же из комнаты и вышла. Спрашивается, чего она там делала, пока я посуду мыл?

Ханты встретили меня чуть ли не с распростертыми объятиями. Они улыбались, как дети, трясли жидкими бороденками и норовили пожать мне руку. Как же, как же, настоящий врач приехал! Это ж разве доктор вчера был? Так, недоразумение в джинсах.
Оказалось, что Яра- моя любимая оленуха- сломала ногу. Как мне ни было жаль северную красавицу, но пришлось дать разрешение на убой. Оленеводы сделают это без нас, как делали их предки. Рога на ликеро-водочный, мясо- на мясокомбинат, шкуру- на выделку, потроха сами съедят. Настя пыталась спорить, доказывала, что оленуху можно вылечить, но...
- Девочка моя, это не домашняя собачка, а северный олень. Со сломанной ногой она не сможет добывать себе пищу, ее обойдут более здоровые самки. Конечно, ее можно кормить искусственно, но после этого она не будет способна к самостоятельному существованию. Это не попугайчики в ветклиниках.

Как-то противно стало после того, как я устроил ей выговор. Отомстил, называется.
Дулась на меня до самого вечера. От ужина демонстративно отказалась, якобы на диете. А те, кто обжирается по вечерам- так и сказала «обжираются»- ей противны. И это после вчерашнего, когда она, без малейших угрызений совести смолотила мои макароны с котлетой. Тогда она, значит, на диете не сидела, а сегодня резко села. У меня Светка такая же была, только у той чуть что, сразу голова болеть начинала. Болезнь такая есть- мигрень называется. Есть охота, а работать лень.
Ну и фиг с тобой, диетчица. Вот возьму, и завтра на работу пойду без завтрака. Ханты меня, по- любому, накормят. Если Яру сегодня забьют, то сердце, печенка и легкие оленеводам обеспечены. С такой подлой мыслью я и переступил порог своей комнаты.

Не понял...Постель оказалась разбросана по всей комнате, подушка разрезана, кровать исполосована, нарезняк..... в свое время я две штуки зеленых за него отдал. Финская штучная работа, оптический прицел, почти бесшумная стрельба, выдерживает до минус пятидесяти мороза. Тикки страдальчески светил покореженным стволом, взывая к моей совести. Твою ж мать!
«Сайгу» я еще утром спрятал в сейф. До него не добрались. Кто не добрался? Кто посмел влезть в дом ветеринара, самого уважаемого человека в округе?!
- Костя,- Настя стояла за моей спиной, и голос ее дрожал, - в мое окно кто-то смотрел. Что здесь произошло?
Не заботясь о приличиях, я отшвырнул ее с дороги и метнулся к сейфу. Собрать ствол, зарядить его, броситься в комнату. В стеклах отражался я сам- взъерошенный диковатый мужчина.
- Свет,- приказал я Насте,- выключи свет.
Она послушно хлопнула ладошкой по выключателю.
Никого. За окном никого не было. Черт возьми! Я собрал остатки карабина и решил отправиться к Петру. Настя тут же увязалась за мной. После того, что случилось в моей комнате, я не посмел ей отказать. Оставаться одной, в темноте... б-р-р.

- Вот,- я с грохотом вывалил мешанину из железа и дерева на стол перед дедком,- что это такое?
- Карабин. Бывший.- ответил Петр, затягиваясь из своей неизменной трубки.
Он, определенно, надо мной издевался.
- А еще девушка за твоей спиной. Очень испуганная.
- Петр,- я начал закипать,- ты мне голову не дури. Я остался, почитай, безоружным против этой зверюги. Что мне с ним делать прикажешь?
- А ты найди его,- посоветовал ханты,- Карабин-то сломан руками, а не лапами.
- Это ж какую силищу надо иметь,- зачарованно протянула Настя,- это ж как можно руками такое сделать?
Странные эти женщины. Ее, видите ли, больше заинтересовало то, что неизвестный вандал обладал громадной силой. А то, что это- оборотень, ее ничуточки не трогало.
- Ну-у-у,- ханты воздел глаза к потолку,- когда тебе столько лет, сколько ему, можно всякому научиться.

Найди, говорит. Легко, блин, сказать. Советовать-то все мастаки. Где искать? Вряд ли зимняя берлога – его постоянное обиталище. Прячется где-то, гад мохнатый.
- Девочку береги,- заявил вдруг напоследок ханты.
А это, вообще, к чему было? Что значит «береги»? Ее-то он, думаю, не тронет. Она, всяко, не в его вкусе. Худая да вредная. Чай, побоится отравиться. Какой там химии в ней намешано, кто знает.
- Береги, береги. Легенду помнишь?
Я посмотрел на Настю по-новому. Что же это получается? Это, выходит, моя родственница по далекой Месячной линии? Потому эта скотина ко мне в дом и приперлась, что ее почуяла. И этот недозрелый ветеринар прибыл на нашу ферму тоже поэтому, вместо того, чтобы отправиться в ветклинику и кастрировать там домашних котов.

***

Я притаился в Настиной комнате, выключив свет, очень надеясь на то, что зверюга меня не почует. Ведь он обернулся в человека, значит, и нюх у него не так остер. Настя стояла возле стены, сложив ладони на груди. По-моему, она даже дышать боялась.
Есть! Створка тихо отворилась, Настя зажала рот ладонями. В грудь пришельца нацелилась моя верная «Сайга».
К слову сказать – типичный ханты. Только ростом около двух метров, ну за сто девяносто есть точно. Размах плеч впечатляет, бицепс- что моя нога. Урод, одним словом. Такого и не жалко.
Я уже приготовился выстрелить, но тут мне неожиданно помешали.
- Не надо! - Настя бросилась ко мне и схватилась за ствол.- Не надо. Не убивай его.
Гураль замер, так и не успев залезть в комнату полностью. Его узкие злобные глаза поочередно окидывали то меня, то ее.
- Уйди, дура! - я пытался убрать девчонку с линии огня, но она упорно держалась за ствол. Пришлось снять палец с курка.- Уйди, иначе он убьет и тебя и меня.
Драгоценные секунды были потеряны. Сейчас зверь очухается и бросится на нас.
- Уходи,- она обернулась к оборотню, закрывая его от меня своим телом,- уходи, а то Костя убьет тебя.
- Р-р-р,- он разучился говорить за долгие годы молчания.
А эта дура подходила к нему все ближе.
О, нет! Она протянула руку и прикоснулась к его спутанным волосам. Он резко дернул головой, бесшумно спрыгнул с окна и исчез в лесу.
- Что ты наделала?!
Я едва сдержался, чтобы не влепить ей пощечину.
- Ты понимаешь, что наделала? Сейчас он затаится до следующего года, а убить его можно только сейчас!
- Мы не можем его убить. Это же человек.
- Какой это человек? Он-оборотень и пришел сюда, чтобы убить нас. Мы с тобой связаны, а он связан с нами.
Я пересказал ей легенду о Месяце. Не знаю, поверила ли она, но упрямо мотнула головой.
- Все равно. Он – человек, а с человеком всегда можно договориться.
Я устало вздохнул. Мне не хотелось убеждать ее в очевидном.
- Ложись спать. Я подежурю. Отосплюсь днем, когда он не приходит.
Утром она отправилась на работу, а я лег спать.
Вернулась Настя раньше обычного и вся какая-то… возбужденная. На мое очередное предупреждение об опасности только фыркнула и как-то загадочно улыбнулась

От моей компании ночью вредная заноза отказалась наотрез. Якобы блюдет девичью честь. И ей надо о многом подумать, все взвесить, расставить акценты. Она почти уверена, что чудовище не придет, поэтому… Чешите отсюда, хозяин дома, подобру-поздорову, а то ведь мы такие скромные, что нам палец в рот не клади, откусим до локтя.
Дверь комнаты демонстративно захлопнулась, едва не треснув меня по носу. Ну и черт с тобой, дурында!

Я услышал, что дверь Настиной комнаты тихо распахнулась, затем открылся холодильник, что-то там зашуршало и она пробежала обратно. Ага, подумал я, не ест вечером, как же. Сейчас все запасы сточит, диетчица. А потом я услышал тихий – тихий шепот. Слух у меня стал, как у тетерева.
Опять началось! Мигом схватил схватил МЦ-шку, одолженную у Михалыча, и бросился через кухню в другую комнату. Подберусь как можно тише, решил про себя, распахну дверь и выстрелю. И если эта дура опять окажется на моем пути, пусть пеняет на себя. Шепот из-за двери показался подозрительным.
- Ты голодный, наверное. Вот, я сыра принесла. Поешь, тебе сразу лучше станет. Не хочешь сыра?
- Р-р-р…
- Ты, наверное, одно сырое мясо ешь. А у Кости только замороженное в холодильнике. Вот, если бы ты меня предупредил, я бы разморозила.
- Р-р-р…
- Ну, что ты меня все время обнюхиваешь. Ой, щекотно.

И когда она негромко рассмеялась, я почувствовал, как у меня зашевелились волосы. И, по-моему, не только на голове. Театр абсурда, сумасшедший дом, палата не помню какой номер. И все у меня под носом. Еще и мой сыр в ход пошел! А завтра, значит, мясо решили разморозить.
Я ногой распахнул дверь и вскинул ружье.
Оборотень оторвался от обнюхивания Насти, бросил на меня полный ненависти взгляд, и, сверкнув обнаженным бронзовым телом, выпрыгнул в распахнутое окно. То, что мне его не достать, я понял сразу, едва подбежал. Он рвался к лесу семимильными прыжками. Силен, зараза! Быстр, проворен, ловок. Такого только в оптику ловить, которой у меня не было. Или в упор. В лоб. Из двух стволов сразу.

- Что здесь происходит?!
Я оборачивался к постоялице, честно стараясь держать себя в руках. Пусть не отвечает, иначе я за себя не ручаюсь. Если промолчит, может, и сдержусь. Если хоть полслова ляпнет, заряжу так, что к стенке отлетит.
Промолчала. Через несколько минут я почувствовал, что бешеная ярость начала отступать.
- Зачем ты это сделала?
Молчит, нос к стене отвернула.
- Ты понимаешь, дуреха, что он через несколько дней в медведя обернется? Сегодня третий? Значит, ему осталось четыре дня. И тогда я с ним уже не справлюсь. Что молчишь?
- Я не верю в ваши сказки,- глухо ответила Настя,- вы с этим дедом все сами себе придумали. Это просто человек. Может, его родители в детстве бросили, и вырастили дикие звери. Таких случаев полным полно. Если бы он хотел меня убить, то уже убил бы.

Я никогда не понимал женщин, а они никогда не понимали меня. Это взаимно. Оставалось только обреченно махнуть рукой и отправиться к себе. Я чувствовал, что сегодня он не придет точно. Скорее всего, пока занят с этой пигалицей, меня не тронет. Чем она его заинтересовала?

- Петр, что мне делать?- я пришел к ханты с водкой.
Вообще-то, это не приветствуется, они слишком склонны к алкоголизму, но мне надо было выговориться. А как еще выговаривается русский мужик? Только за бутылкой, иначе язык не развязать.
Дед сидел, пуская кольца дыма в потолок.
- Я не знаю, Костя.
- Может, попробовать поискать его в лесу? Проследить за ней? Она же, наверное, знает, где он прячется.
- Попробовать, конечно, можно. Отчего же не попробовать. Но он почует твой запах и уйдет.
- Значит, выхода нет? Мне придется ждать его следующего перевоплощения?
Ханты пожал узкими плечами.
- Вообще-то, моему деду рассказывал еще его дед, что проклятие можно снять. Только мой дед забыл как, и мне об этом не рассказал.

Я уныло допил свой стакан с водкой. Все было очень грустно и неопределенно.
- Ну, значит, шансов у меня нет. Медведем он разорвет меня на следующий же день. Прощай, Петр, на всякий случай.
Я отправился домой, как на плаху. Если еще хоть раз увижу эту хантыйскую морду у себя дома, я.... обоих....

А дома ждал сюрприз. Насти не было. На кухонном столе лежала записка. Она, мол, уезжает. Ей со мной неуютно, она возвращается домой и будет проходить практику в ветеринарном центре Ханты-Мансийска. Просит за все прощения, желает удачи, и всякая сопливая дребедень.
Ну, вот и славно. Одной головной болью меньше. В запасе у меня еще три дня, пока Гураль обернется в медведя. И мешать мне уже никто не будет.

Я просидел с ружьем ровно до пяти утра, а потом просто рухнул от нетрезвой усталости на пол. Никто так не пришел. Ни этой ночью, ни следующей, ни потом.
Петр пожимал плечами, Михалыч многозначительно намекал:
- Я же тебе говорил....
Через две недели я вернулся к обычному режиму. У оленей вот-вот должен был начаться гон, беременность оленух, роды. В общем, работы хватало. Из Ханты-Мансийска привез себе новую собаку. Лаек не было, взял дратхаара. Нормально, зимой на глухарей пойдем, натаскивать буду.

И вот прошел ровно год с тех странных событий. Я и забывать про это начал, пока однажды не вышел к реке. Мой пес Сокол забеспокоился и громко загавкал на непонятные звуки. Отголоски их доносились с другого берега. Заливистый женский смех оглашал окрестности. Ну, смеется какая-нибудь местная красотка, что тут такого. Сокол смотрел на меня во все глаза- давай, хозяин, подглядим, как девушки купаются. Интересно же.
Ах, ты, поганец, кобель. Ну, давай посмотрим, раз тебе так интересно.

На дальнем берегу реки счастливо, взахлеб, смеялась Настя. Рядом с ней бултыхали ножками двое потешных карапузов. По пояс в ледяной реке с острогой в руках стоял бронзовокожий Гураль, изредка выкидывая на берег сверкающую рыбину.
Так вот как снималось проклятье, старик ханты. Как в старой русской сказке «Аленький цветочек». Полюбила красавица чудовище..... Только твой дед об этом забыл и тебе не рассказал.

- Пойдем домой, Сокол,- сказал я, потрепав пса по крутому загривку.
Гураль вдруг повел носом, верхняя губа поползла вверх, обнажая белоснежные крепкие зубы, и из горла вырвался угрожающий рык. Он почуял меня. Обвел взглядом лес, наши глаза на мгновение встретились.
- Я ухожу, Куль,- прошептал я одними губами и попятился, - ухожу, не волнуйся. Я не трону твою жену, не бойся.

(с)Ятаган.

Оффлайн Бархат

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 29 025
  • мечты сбываются
  • Рейтинг: +269
Re: Недетские сказки
« Ответ #19 : Январь 30, 2016, 09:31:01 »
0
жутковатая северная сказка
вчера решила быть счастливой. и СТАЛА.

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #20 : Февраль 07, 2016, 02:56:52 »
0
Глаза у Мэги – два болотца, зеленые-зеленые, а страхи в них, как тина плавают. Раз глянешь в такие и все, пропал! Но нет, не от большой любви и очарования, куда там, когда Мэги седьмой десяток пошел, а просто пропал. Увяз и отвести почему-то не можешь взгляда, а она ведь тоже не отводит. Смотрит, внимательно так, будто жаба на комара. Джон даже довольное «ква» слышал, но это все от усталости, наверное.
И страхи ее, что тенями в болотцах бегают, тебе передаются - самому страшно до дрожи становится, но старушки, что ли, бояться?..
Хотя когда темень вокруг, хоть глаз выколи, а свечка лишь блики бросает, и взгляд испугать может. Ветер на веранде еще задувает, все огонек затушить пытается, но старуха его бережно прикрывает, как самое родное. Даже в этом есть что-то жуткое.
- Так запасного колеса не найдется, Мэги? – сглотнув, хрипловатым голосом спросил Джон и самого как-то передернуло – вроде и странно говорить ей «Мэги», как девчонке с соседнего двора, а вроде и сама попросила.
Мэги пожевала губами – старческими, потрескавшимися, и опустила седую голову. Да так печально, что Джон себя последней скотиной почувствовал. Видел же, что поговорить старушке не с кем – одна ферма на сотни миль пустынного шоссе. Не с кактусами же ей, бедной, общаться. А он сразу про колесо, будто сбежать хочет – хотя, отчасти, и хотел: старенький «Форд» стал еще миль пять назад, и идти пришлось по холоду и пыльной трассе долго, так долго, что все мечты Джона свелись к теплой квартире и стакану с виски, а у старушки ни того, ни другого не было. Разве что вода была, но теплая, оттого на кисель похожая. Ферма же – старая, разваливающаяся. В поле, что рядом с ней, и то теплее - хоть в кукурузе спрятаться можно от ветра, а здесь не стены, а дырки сплошные.
- Посмотри там, в сарае. Рядом с пугалом, - тихо ответила Мэг, не поднимая головы. – Сын, может, и оставлял чего, когда своего монстра на колесах чинил. Я уж и не знаю. Не разбираюсь в ваших дьявольских штучках.
Джон хотел было пойти к сараю, хоть и страшно отчего-то стало - пугало странное, с головой-тыквой, таким не ворон, а людей пугать можно - но чувство вины противно вгрызлось в душу. Достав сигарету, он присел на корточки рядом со старушкой. Чиркнула зажигалка.
- А где ваш сын?
Мэги подняла голову – и снова два болотца затянули Джона, да так, что он чуть дымом не поперхнулся. Всегда считал, что у стариков блеклые глаза, почти цвет потерявшие, а у нее вон какие! Будто еще девочка в дряхлом теле заперта, в нелепом старом свитере и юбке по пятки...
- Далеко мой сын. В большой город поехал, здесь ему тесно стало, - ответила Мэги и сморщила крючковатый нос. – Уже и забыл дорогу ко мне.
Джон машинально выдыхал дым и перебирал пальцами по сигарете. А еще в лицо Мэг всматривался – морщины такие крупные, как на шрамы похожие. Нет, к старости Джон уважительно относился, хоть и боялся ее до жути: уж лучше никотин его прикончит, чем останется он немощным стариком в полуразрушенной ферме рядом с бесконечной змейкой шоссе, но червячок сомнения закрался в душу. Вспомнилась Джону одна статейка, недавно читанная. Что на дороге в Оклахому орудует банда одна…
- Он у меня хороший, я его не виню. Кто же сюда вернется, когда там весь мир. Но я его всегда жду. Каждый день встаю в пять утра и сажусь на крыльце. Вдруг его монстр заревет мотором, - между тем рассказывала старушка, нервно комкая серый свитер.
Но Джон слушал вполуха.
Банда орудует умно, как писал журналюга какой-то: на безлюдных участках шоссе рассыпают что-то острое, чтобы колесо машине пробить, а сами выжидают неподалеку, когда человек за помощью пойдет…
- Он мне тебя напоминает. Взгляды у вас похожие, уверенные такие, - заметила Мэги, не разжимая губ. – Хороший ты человек, сразу видно. Успешный.
- Да нет, в долгах весь, - не задумываясь, ответил Джон, и ведь правда с языка сорвалась. Долгов-то было столько, что пулю в висок пора было пускать от безысходности. «Форд» и то продавать ехал, хотя дадут же копейки за такую развалюху.
Мысли Джона вновь вернулись к банде, вспомнилось, что беззащитного на вид кого подсылали – девчушку молодую, смазливую, а потом сами сзади подбирались и "тюк" по темечку. Даже оружие не помогало, ведь не ожидал никто.
А ведь из девчушки и старуху беззащитную можно сделать, чуть грима на лицо, да одежду помешковатей – кто отличит?..
Холодный пот пробил Джона, и сигарета чуть на песок не выпала. Куда деваться? Шоссе безлюдное, на помощь не позовешь, связь не ловит, а оружия у него отродясь не было! Не в поле же бежать!
Джон незаметно кинул взгляд на чучело, и показалось в темноте, что шевельнулось оно. А если и не чучело это вовсе? Слишком уж мерзкое, как скалящееся - может, там подельник старухи как раз и прячется рядом с сараем...
- Ты взмок весь, - сочувственно прошамкала старушка, хоть чем дольше Джон смотрел в ее зеленые глаза, тем больше в этом сомневался. – Пойдем в дом, еще воды налью.
Затушив сигарету, Джон напряженно кивнул. Бежать смысла нет, а вот в доме и потяжелее что найти можно. Отбиться сможет, если повезет.
Вслед за старушкой Джон осторожно прошел на крыльцо – доски скрипнули, заставляя вздрогнуть. Мэги открыла старую дверь – полумрак окутывал ферму изнутри, только блики луны из щелей в стенах пробивались – и переступила порог, но так неудачно, что зацепилась за длинный подол юбки.
С протяжным «ох» Мэги рухнула на деревянные доски, в тот же миг Джон захотел рвануть, куда глаза глядят, но вдруг разглядел за задравшейся юбкой старческую кожу – с пятнами, морщинами, скукожившуюся всю. Да и боль искренняя отразилась на лице – молодые так не кривятся, точно не кривятся.
В тот же миг как пелена спала: и стыдно, и смешно, и спокойно сразу стало Джону. Ведь придумал не пойми что из-за какой-то газетенки глупой! Хорошо, хоть старушку чем тяжелым не стукнул! Испугался атмосферы жуткой, тоже мне! Будто ферм старых никогда не видел.
Джон подскочил к Мэги и помог подняться. Костлявая рука слабо, еле-еле, обхватила его плечо, а в глазах-болотцах заблестели слезы.
- Спасибо, - прокряхтела старуха, и благодарности в голосе столько было, сколько Джон за всю жизнь не слышал. – Помоги до стула дойти.
Ферма и страшной сразу перестала казаться, старой – да, разрушенной – да, но до этого Джону виделась чуть ли не адским логовом, а обычное чучело в поле - убийцей, даже мурашки по коже пробегали, а сейчас лишь жалость в огрубевшем сердце проснулась. Хоть и самому скоро предстоит в похожей лачуге жить – долги никуда и не делись же.
Поломанная машина, холод, ферма и банда отвлекли от тяжелых мыслей, но стоило увидеть разруху, как все вспомнилось: и угрозы, и что в кармане последняя пара баксов осталась, и что жить негде и не на что.
Мэги, тем временем, отсиделась и, с трудом переставляя ноги, дошла до кухонного столика, где стоял графин с водой. Джон отрешенным взглядом наблюдал за ней.
- А сын у меня все-таки хороший, - продолжила Мэги. – Очень хороший. Деньги мне постоянно шлет. Не подумай, что мать совсем забыл. Только куда эти деньги девать? Я и не хожу никуда, ничего толком не покупаю. Все свое. А он шлет и шлет. В комод только и складываю. Лучше бы на себя тратил. А то такие большие деньги…
Джон невольно дернулся. В голове тут же, будто только этого и ждала, мелькнула шальная, подлая и до того грязная мысль… Нет-нет. Джон замотал головой, стараясь вытолкнуть глупости из головы. Нет. Конечно, он не сможет так поступить со старушкой! Как только такая мысль пришла.
Мэги продолжала говорить о сыне, но Джон не слушал: он смотрел на разрушенную ферму, на пыль, грязь, пустые полки для продуктов, и руки его начали подрагивать…

«Форд» быстро ехал по ночной трассе – не новая, но зато целая шина в сарае нашлась. Джон не осознавал, что делает, просто бездумно вдавливал педаль. Перед глазами проносилась не безлюдная трасса – нет, Джон видел лишь два зеленых болотца. Только уже не живые, без плавающей тины страхов. Два остекленевших болотца на старческом, ничего не понимающем лице.
Машина все ускорялась и ускорялась, и Джон надеялся, что слетит с трассы и разобьется насмерть, а еще очень жалел, что это не оказалась та самая банда.
Впереди показалось знакомое кукурузное поле и скалящееся чучело. Теперь Джону точно казалось, что оно зло смеется над ним...
В кошельке прибавилось тридцать пять баксов – такие большие деньги для Мэги.

Олеся Перепелица
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #21 : Февраль 14, 2016, 21:48:57 »
0
Приворот

Катя рассеяно отхлёбывала из чашки горячий кофе и смотрела на улицу сквозь стеклянную стену кафетерия. Был разгар лета. Прохожие, легко одетые, передвигались торопливым шагом. Все они были такие одинаково скучные, что Катя грустно вздыхала. Как может на свете жить столько безликих людей? Да ещё чуть ли не каждый третий – в тёмных очках. Катя никогда не надевала тёмные очки – она считала, что мир и так довольно тусклая штука.
Вот мимо кафетерия медленно прошествовали двое мужчин. Глядя на них, Катя решила, что Бог прочёл её мысли и издевается. Мужчины были похожи, как близнецы! Оба перешагнули сорокалетний рубеж, оба слегка седые, лица у обоих сморщенные, пропитые. Ещё на них были одинаковые спортивные куртки, штаны и тапки – не то чтобы совсем уж домашние, но явно и несомненно женские. Только у одного тапки были синие, а у другого – чёрные.
Проводив мужчин взглядом, Катя поставила чашку на стол и закурила тонкую длинную сигарету. Курить ей не хотелось, но надо было чем-то себя занять, пока кофе не остынет. В кафе, кроме неё, сидел только один подросток лет пятнадцати и с нахальным видом поедал мороженое, запивая его колой. Ну, казалось бы, зачем он сидит с этим всем именно в кафе? Мороженое можно поесть и на улице, это будет гораздо дешевле. Да и вообще, насколько помнила Катя, в таком возрасте положено пить только пиво, а мороженое и газировку считать напрасной тратой денег. Так, во всяком случае, уверял её Коля, когда им было по пятнадцать лет. Другое дело, что он и сейчас, разменяв третий десяток, не слишком изменился во взглядах.
Катя докурила сигарету, потрогала пальцем чашку и вернулась к созерцанию городского пейзажа. Возле самой дороги стояла девчонка, может, чуть постарше того паренька с мороженым. На ней были короткие джинсовые шорты и белая майка. На ногах – кроссовки. Волосы светлые, длинные, завязаны в хвост. Это всё, что увидела Катя, – девчонка стояла к ней спиной. В руках она что-то держала, то смотря на это, то поднимая голову и глядя через дорогу. Там стоял многоэтажный дом с высоким крыльцом. Катя подумала, что, наверное, он весь распределён под офисы.
Внезапно решившись, девчонка отбросила в сторону скомканную бумажку и побежала через дорогу. Завизжали тормоза, загудели клаксоны. Девчонку это мало волновало. Десять секунд – и она вбежала в дом.
– Сумасшедшая, – пробормотала Катя не без зависти – сама не так давно была такой же.
Допив кофе, Катя вышла из кафе. Домой идти не хотелось – она слишком хорошо понимала, что её там ждёт. Вместо того, чтобы пройти два квартала, свернуть в переулок и оказаться дома, она вдруг, неожиданно для самой себя, запрыгнула в первый попавшийся троллейбус. Народу там было преизрядное количество, и Катя с удовольствием стала частью толпы, позволила себе раствориться в массовом сознании.
– Девушка, рассчитываться будете?
– Что? – удивилась Катя, глядя на злую, вспотевшую женщину-кондуктора.
– Рассчитываться, говорю, будете?
– Н-нет, я здесь сойду, – пробормотала Катя.
Кондукторша вздохнула и посмотрела на неё поверх очков.
– Девушка, вы можете сходить где угодно, только билет купите!
Катя нерешительно вытащила из сумочки бумажник.
– А сколько?
– Шесть рублей.
Катя отсчитала необходимую сумму и стала счастливой обладательницей билета. Кондукторша сразу забыла о её существовании.
Троллейбус остановился, и Катя поторопилась выйти. Уже лет пять она не пользовалась общественным транспортом. Посмотрев вслед уезжающему троллейбусу, Катя огляделась. В этой части города ей бывать не приходилось. Движение не такое интенсивное, дома тёмные, старые. Как неисправимая фаталистка, Катя упорно смотрела по сторонам, пытаясь понять, зачем её сюда выкинуло. Думала она не долго – взгляд вскоре упёрся в витрину книжного магазина. Книги! Когда же она последний раз брала в руки книгу? Наверное, когда ещё ездила на троллейбусах.
Катя решительно зашла в магазин. Она твёрдо вознамерилась купить какую-нибудь книгу. Пусть он увидит, что и она тоже способна на импульсивный поступок!
Магазин оказался большим, выбор имелся достаточный. Катя в великой задумчивости прогуливалась среди полок с фантастикой, детективами, любовными романами. Всё не то. Отчаявшись найти что-то с первого взгляда, Катя остановилась у полки с надписью «Психология». Её рука уже потянулась к брошюрке под названием «Как обрести счастье в браке», когда сзади послышался голос:
– Вот как вы думаете, почему у Достоевского, например, что ни роман – трагедия?
Катя обернулась и вздрогнула – за спиной у неё стоял тот самый мальчик из кафе. Он был один и, судя по всему, обращался к ней. Катя не нашлась с ответом, и мальчик ответил сам:
– Я думаю, потому что не было там весёлых харизматичных персонажей с наплевательским жизненным кредом! – Он так и сказал: «кредом»!
– Ты что, следишь за мной? – вырвалось у Кати.
Мальчик поцокал языком, выдерживая паузу, потом продолжил:
– Зато у Фёдора Михайловича скучных персонажей не было. И вот теперь, эпоху спустя, у нас одна лишь скука и посредственность, а весёлых и харизматичных опять почти нет.
«Мало того, что следит, так ещё и мысли мои читает!» – со страхом подумала девушка.
– Меня зовут Дима, – представился мальчик.
– Катя.
– Приятно познакомиться.
Дима подошёл к полке, вгляделся в неё и усмехнулся:
– Ну скажите, зачем вам «Как обрести счастье в браке»? Вы что, читать её собираетесь? Нет, конечно! Вы думаете, что он дома увидит заглавие и прослезится. Ан нет, не прослезится! Ещё и посмеется, уверяю вас! Кому хорошо будет, так это автору и издателю. Нет, лучше, если хотите мысли свои книгой выразить, возьмите что-нибудь романтическое. «Ромео и Джульетту», например, или «Белоснежку и семь гномов», Впрочем, это я издеваюсь. Идите сюда! – Он схватил Катю за руку и подтащил к полке с многообещающим названием «Современная проза». – Вот, возьмите хотя бы это – «Страх и отвращение в Лас-Вегасе». Для вас сейчас очень полезно. Почитайте, когда он совсем от вас уйдёт.
– Ты кто? – слабым голосом спросила Катя. У неё уже кружилась голова.
– Я? – Дима пожал плечами. – Я часть той силы, что вечно хочет и вечно совершает… В общем, типа того. Я вам совет дам: будьте неожиданны! Смейтесь, когда он уйдёт! Нечего заливать слезами постыдное «счастье в браке» – оно того не стоит! Впрочем, мне пора. Прощайте, Катя! Я не забуду, что вы позволили мне так себя называть!
Катя только моргнула, а его уже не было.
– Чертовщина какая-то! – пробормотала она, вертя в руках навязанную книжку. Колебания были недолгими – врождённый фатализм победил.
В обратную сторону троллейбус шёл уже почти пустой. Пристроившись на заднем сиденье, Катя трепетно раскрыла «Страх и отвращение». Роман был написан сильно – прочитав пару строчек, Катя уже чувствовала, что будто сама сидит в машине с открытым верхом, из динамиков грохочет оглушительный рок-н-ролл, а вокруг пустыня. Она увлечённо читала, хихикая, как школьница, над каждым матерным словом, и чуть не проехала свою остановку.
Катя вышла из троллейбуса и осталась один на один с жестоким фактом: домой идти всё же придётся. Будь что будет!

Если Катя и питала ещё какие-то иллюзии, то они разбились одновременно с банкой майонеза, что пролетела мимо её головы и врезалась в стену.
– Господи Боже! – воскликнула Катя.
– Вот видишь? Видишь, до чего ты меня довела? – истерично заламывая руки, прокричал Коля.
– Коля, как ты мог…
– Не понятно? Ещё раз показать? Я тебе уже полчаса объясняю, что ВСЁ!.. Не люблю я тебя, надоела ты мне!
– Но почему?
Коля застонал, воздев глаза к потолку.
– Опять «почему»? Да потому, что ты скучная! Дура ты! Сколько живём вместе, я от тебя только и слышу: Коля, давай не будем, Коля, не надо, Коля, не делай этого!
– И что, я была не права? Что, прийти на встречу выпускников с чулком на голове – это нормально?
– Да плевать я хотел на нормальность! Тебе никогда не понять русскую душу! Что такое в сорокаградусный мороз выйти с бодуна в трусах на улицу покурить! Тебе не дано! Живи теперь нормально, как хочешь, а я ухожу!
– Носки надень! – крикнула Катя.
Хлопнула дверь. Девушка посмотрела на сползающий по стене майонез и вдруг полностью осознала, что произошло. Она села на пол и горько заплакала.
Относительно успокоиться она смогла только через час. Взяв себя в руки, она встала, посмотрела на майонезную лужу, к которой слетелись мухи, и решила, что сегодня ничего убирать не будет. Вместо этого Катя взяла «Страх и отвращение», прошла в спальню и, завалившись поперёк широкой кровати, стала читать.

Объявление попалось ей на глаза случайно. Дочитав книгу к четырём утра, Катя вздремнула до девяти, потом встала, прошла на кухню и стала убирать изрядно подсохший майонез. Чтобы не выполаскивать каждый раз тряпку, она воспользовалась старыми газетами. Просто зачерпывала ими майонез и кидала в мешок для мусора. И вот тут-то на одной из газет она и увидела огромную надпись: «ПРИВОРОТ! Стопроцентная гарантия большой и чистой любви! Никаких скорбных последствий – абсолютно белая магия! От вас – фото и личная вещь кандидата, от нас – стабильный результат в течение суток!» И адрес.
Катя хотела использовать эту газету, как и остальные, но вдруг вспомнила вчерашнюю встречу с Димой и прочитанную книгу. Девушка засмеялась:
– Чёрт побери, а почему бы и нет? А вот возьму и пойду!
И она вырезала из газеты адрес.

Катя не сильно удивилась, когда обнаружила, что нужный ей дом стоит через дорогу от её любимого кафе. Она припарковала «Мерседес», досадуя на собственную глупость. Можно было и пешком пройтись.
Войдя в помещение, Катя обратилась к вахтёрше:
– Скажите, как попасть в кабинет 251?
– Приворот? – равнодушно спросила та.
– Да, – Катя покраснела.
– Вон лифт, на четвёртый этаж поднимитесь – и направо. Только из лифта выйдите!
Катя пошла к лифту, провожаемая хриплым хохотом вахтёрши. Кабинет она нашла быстро. Его было трудно не заметить: номер висит вверх ногами, а чуть ниже чьей-то твёрдой рукой написано неприличное словосочетание. Причём было непонятно, выражает ли оно негативное или же, наоборот, позитивное отношение к делу. Катя постучала.
– Войдите! – крикнули из-за двери.
Катя открыла дверь и оказалась в странной комнате. Вдоль стен стояли пустые книжные шкафы и полки, на полу постелен серый линолеум. В дальней стене – раскрытое настежь окно, рядом с которым в кресле сидел парень лет двадцати двух-двадцати трёх. Ноги он положил на письменный стол, который с двух сторон вплотную примыкал к шкафам, оставляя открытым вопрос о том, как сей молодой человек покидает рабочее место и возвращается туда вновь. Ещё рядом с креслом стоял вентилятор на длинной ножке и печально водил головой из стороны в сторону.
Молодой человек вдруг чрезвычайно ловко перепрыгнул через стол и с улыбкой подошёл к Кате.
– Макар Степанович, – сказал он, жуя жвачку.
– Катерина Михайловна, – ответила Катя. – Я по поводу…
– Ни слова более! – Макар решительно взмахнул рукой. – Жвачки не угодно ли?
– Нет, спасибо.
Макар подошёл к столу и, перегнувшись через него, выплюнул в окно огромный ком жвачки.
– Ну и фиг с ней, – пробормотал он. – Итак, меня интересуют фото и вещи!
Катя вытащила из сумки фотографию Коли и, чуть покраснев, его носок.
– О, носок! – обрадовался Макар. – Это вы, Катерина Михайловна, очень хорошо сделали! Носки лучше всего выражают сущность человека.
Он двумя пальцами взял носок, положил его на стол и вгляделся в фотографию. Коля на ней был сфотографирован для паспорта, но напутал с размерами и заказал 10×15. К счастью, он оставил её себе, а то Катя не могла найти больше ничего приличного. Коля очень любил фотографироваться, но на всех снимках был либо с салатницей на голове, либо сидящим на унитазе, либо ещё что-то в этом духе.
– Зовут-то его как? – спросил Макар.
– Коля. Николай. Николай Петрович, если вам интересно.
– Конечно интересно! Вот он, значит, какой, Николай Петрович… Триста долларов!
– Ого! Это вы со всех так берёте? – удивилась Катя.
– Ну что вы, конечно нет! От каждого по способностям, что ж мы, звери? По вам, Катерина Михайловна, видно, что вы такими деньгами располагаете и сильно без них не обеднеете. С иного и тысячу содрать не зазорно, и две, а с кого и ста рублей хватит. Но уж не меньше сотни! Любовь – дело такое, за неё страдать надо, хоть как-то.
Катя извлекла из бумажника необходимую сумму. Слава Богу, знала, на что идёт, и подготовилась. Макар взял деньги и, как носок, небрежно кинул на стол.
– Ну, Катерина Михайловна, поезжайте спокойно домой, а завтра утром он к вам на коленях приползёт!
– А если не приползёт? – не сдержалась Катя. – Гарантии у вас есть какие-нибудь?
– Гарантий, как таковых, у нас нет, – развёл руками Макар. – Но пока ещё никто не…
Договорить он не успел. Дверь внезапно с грохотом распахнулась, и в комнату ураганом влетела девчонка. Катя и моргнуть не успела, а она уже повисла на шее у Макара Степановича – точь-в-точь Лолита в одноимённом фильме.
– Макар Степанович, спасибо вам огромное! – верещала девчонка. – Он меня так любит, так любит!
Катя вдруг вспомнила эту девчонку – это её она видела из окна кафетерия.
Макар Степанович, нимало не смутившись, сумел отцепиться от девчонки.
– Ну, Леночка, что я могу сказать… – с улыбкой произнёс он. – Очень рад, что всё так хорошо получилось. Надеюсь, что больше мои услуги вам не понадобятся.
– Спасибо большое, Макар Степанович! Вы – супер! – прокричала девчонка и выскочила из комнаты.
– Вот видите, мы – супер! – сказал Макар Степанович Кате.
– Да, пожалуй, я вам доверюсь, – кивнула Катя. – Значит, завтра?
– Завтра, завтра! Будьте уверены!
– Ну… до свидания?
– Всего наилучшего, Катерина Михайловна!
Воодушевлённая Катя унеслась домой и стала ждать счастья. В сущности, ничего интересного с ней больше не происходило, чего нельзя сказать о Макаре Степановиче. Едва Катя ушла, он, радостно посвистывая, положил в карман три сотенные купюры и достал из ящика стола чёрный мел и чёрную свечу. Мелом он начертил на полу пентаграмму, поставил в её центр свечу и зажёг её. Потом он запер дверь на ключ, подошёл к книжному шкафу и достал оттуда единственную старинную книгу. Полустёршиеся буквы на обложке гласили: «Necronomicon». Макар бережно открыл страницу, заложенную фотографией одной из жертв приворота, и стал читать заклинание. Ввиду понятных причин, заклинание это здесь приводиться не будет, а чтобы не осталось чувства пустоты, вот вам замечательный стишок А. А. Милна:

Isn’t it funny,
How bear likes honey?
Buzz! Buzz! Buzz!
I wonder why he does?

Свеча полыхнула и расплавилась. В пентаграмме вдруг появились двое здоровенных мужиков. Оба брито-головые, мускулистые, оба в чёрных футболках, в джинсах и кедах.
– Здорово, Анастас! Приветствую, Николáс! – бодрым голосом воскликнул Макар.
– Здорово, Макар, – нахмурился Анастас. – Слышь, мы тебе двое из ларца, что ли?
– Ага, в натуре! – поддержал товарища Николас. – Сколько можно?
– Спокуха, ребята! Бизнес прёт! Вот вам пациент.
Анастас взял фотографию и стал рассматривать, а Николас уткнулся носом в носок. Потом они поменялись.
– Ну, что, Фрол Фомич и Тит Кузьмич? Найдёте? – спросил Макар, потирая ладони.
– Не извольте сумлеваться, – проворчал Анастас. – Чай, оно не в первый раз. Кого любить надо?
– Любить надо Катерину Михайловну. А пациента зовут Колей. Всё запомнили?
– Всё.
Анастас и Николас вышли за дверь – импортный замок только жалобно хрустнул.

Расставшись с Катей, Коля поехал к себе домой. Строго говоря, у себя дома он был только прописан, а жил до сей поры вместе с Катей. Теперь, оказавшись в полупустой квартире, Коля с удовольствием представлял, как поселит в ванной крокодила и забьёт комнаты самыми безумными вещами. И никакая Катя ему не помешает!
Ночь Коля провел в казино, утро и большую часть дня спал. Проснувшись, заказал на дом пиццу. Красота! Выходные!
Поев, Коля, недолго думая, позвонил давней своей любовнице и уговорил её прийти. В ожидании он ходил по квартире и радостно курил «Беломор». Прошли времена ограничений и фильтров! Акуна матата!
В дверь позвонили. Коля подошёл и, сам не зная зачем, спросил:
– Кто?
– Их бин… Тьфу, блин! – откликнулись из-за двери. – Эти, как их… Сантехники! Почта! Горгаз! На чё там сейчас народ ведётся? Открывай, короче! Не боись, не военкомат!
Коля от удивления открыл. В прихожую, разом заняв половину её площади, втиснулись Анастас и Николас.
– Ну что, тёзка? – ласково сказал Николас. – Пройдёмте в спальню для беседы?
– Чего? – жалобно пискнул Коля.
Анастас не стал утруждать голосовые связки и легонько стукнул Колю кулаком в челюсть. Коля пролетел до самой кровати и со стоном на неё упал. Анастас и Николас вошли следом и сели по обе стороны от него.
– Значит, так, Николай, – сказал Анастас, дружелюбно положив руку на плечо Коле, – я буду предельно краток и понятен: надо любить Катерину Михайловну. Понятно?
– Катю? – удивился Коля. – В смысле…
Анастас двинул рукой ему под дых. Коля согнулся, не в силах издать ни звука.
– Катю, Катю, – спокойно продолжил Анастас. – Любить её надо сильно, нежно, а то будет больно. Понял нашу затею?
– Понял, – просипел Коля. – Это что ж, она братву, что ли, наняла?
На этот раз от подзатыльника он слетел с кровати, ку-вырком докатился до стены и оттуда в ужасе смотрел на мастеров любовной магии.
– Николас, представь, он нас братвой обозвал! – сказал Анастас.
– Не говори, друг, – поддакнул Николас. – Просто оскорбление!
– А ты покажи ему!
Николас встал с кровати и подошёл к Коле, который, в предчувствии новых побоев, весь сжался. Но Николас бить его не стал, а лишь наклонился к нему своей лысой башкой. Коля увидел, как, разрывая кожу головы, у Николаса вырастают аккуратные рожки.
– Ну, братва мы али нет? – спросил Николас, садясь на кровать.
– Возвращаюсь к вопросу твоей личной жизни, – сказал Анастас. – Завтра утром покупаешь торт, букет цветов, бутылку шампанского, красивое колечко и несёшься к Катерине Михайловне извиняться и делать предложение. Понял?
– П-п-п… – трясущимися губами заверил его Коля.
– Хорошо! – кивнул Анастас. – В семейной жизни ведёшь себя образцово. Алкоголь по праздникам, курению – нет! С Катериной Михайловной обходиться нежно и ласково, налево не ходить! Дошло?
– Д-д-д…
– Хорошо, что д-д-д. Смотри, вот ещё. – Анастас вдруг разинул пасть на полкомнаты, так, что Коля увидел все его внутренности.
– Мама! – заорал Коля, прижимаясь к батарее. Ему померещилось, что Анастас хочет его съесть.
– Маму вспомнил? Молодец! Чтобы завтра ж под венец! – сказал Анастас и, чрезвычайно довольный своим поэтическим даром, громко заржал.
– Пошли, Анастас, – сказал Николас. – Прощайте, тёзка, не забывайте нас! Только никому про нас не рассказывайте, сами понимаете…
Анастас и Николас покинули квартиру. На лестничной площадке им встретилась молодая женщина. Она удивлённо посмотрела на ребят и вошла в квартиру к Коле. Николас и Анастас не успели спуститься и на один пролёт, а она уже вылетела обратно с возгласом изумления. А вслед ей нёсся вопль Коли:
– Уйди! Уйди, Христа ради, знать тебя не знаю!
– Хороший пациент, – улыбнулся Николас.
– Просто замечательный, – подтвердил Анастас.

А утром Коля, прикупив указанные товары, решил всё же заехать сперва в милицию.
– Меня тут вчера били двое, – сказал он дежурному, ненавязчиво помахивая пятисотрублёвой купюрой. – Можете чем помочь?
– Ну давайте приметы, имена, если знаете. – Дежурный приготовился записывать.
– Имена! Они друг друга так называли: Николас и Анастас.
– Чего? – взревел дежурный, отбросив карандаш.
– Я говорю…
– Вон отсюда! И не заикайся больше! Пошёл, а то на пятнадцать суток посажу!
Колю как ветром сдуло. Побледневший дежурный перекрестился, схватил со стола рамочку с фотографией жены и стал её отчаянно целовать.
– Ниночка, любимая моя! – восклицал он. – Как же я люблю тебя, единственная ты моя!
И до конца дня дежурный вздрагивал от каждого шороха и поглядывал на дверь: не войдут ли?

(Автор — Василий Криптонов)
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Бархат

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 29 025
  • мечты сбываются
  • Рейтинг: +269
Re: Недетские сказки
« Ответ #22 : Февраль 14, 2016, 22:20:48 »
0
 :gy:
вчера решила быть счастливой. и СТАЛА.

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #23 : Март 19, 2016, 05:57:16 »
0
— Избушка, избушка! Повернись к лесу задом, ко мне передом!
Заскрипели плохо смазанные суставы куриных ножек, посыпалась из щелей труха — и избушка неспешно и величаво развернулась к Иванушке фасадом. Распахнулась дверь, и на пороге показалась старая скрюченная карга в цветастой шали.
— Ох!.. — только и сказала карга, взглянув на гостя. Одной рукой ухватилась за косяк, другой скомкала шаль на груди. — Здравствуй, Иванушка…
— И тебе привет, хозяюшка! Не ты ли будешь Баба-Яга?
— Баба… я… ага! — старуха сглотнула и отошла на шаг. — Hу что ж ты на пороге стоишь? Заходи, раз пришел. Накормлю, напою, в баньке попарю… Да не бойся, не съем я тебя.
Иванушка зашел в избу, огляделся и присел на лавку. Баба-Яга устроилась напротив, поблескивая слезящимися глазами из-под спутанных седых косм.
— Я к тебе по делу, бабушка, — начал Иван.
— Конечно, по делу, — кивнула Яга, пододвигая к Ивану горшок. — Ты кушай, кушай, милый. Успеешь еще рассказать.
— Да я не голодный, спасибо. — Иван потянул носом. — Щи?
— Они самые. Любишь?
— Ага! — Иванушка взял ложку. — Ну разве что только попробовать… Василиса моя знатно щи варила…
— Правда? — вежливо переспросила Баба-Яга.
— Угум… — Иванушка закивал с полным ртом, проглотил и добавил: — Я, кстати, по этому поводу и пришел.
— По поводу щей? — хмыкнула Яга.
— Да нет, по поводу Василисы. У меня ее Кощей украл, сволочь такая. А куда дел — неизвестно. Говорят, тебе все на свете ведомо; может, ты знаешь, где мне ее искать?
— Может, и знаю, — деревянным голосом произнесла Баба-Яга.
— Расскажи мне! — Иванушка подался вперед, едва не опрокинув на пол горшок со щами.
Баба-Яга опустила голову и уставилась на свои ладони, будто ничего интереснее в жизни не видела. Помолчав с минуту, равнодушно спросила:
— Любишь ее?
— Больше жизни! — с чувством ответил Иванушка.
— А Василиса… она какая?
— Она… Прекрасная! — Иванушка мечтательно заулыбался.
— Да что ты говоришь… А если Кощей ее в лягушку превратил?
— А он превратил? — встревожился Иванушка.
— Может, да, а может, нет. Отвечай, когда спрашивают! — прикрикнула старуха.
— Неважно, — покачал головой Иванушка. — Для меня она всегда Прекрасная. Даже если лягушка.
— А как же ты ее, лягушку, среди прочих узнаешь?
— Мне сердце подскажет! — без тени сомнения ответил Иванушка.
— Сердце, говоришь…
Баба-Яга криво усмехнулась — как умеют усмехаться только битые жизнью, всё повидавшие старые ведьмы.
— Ну тогда слушай, милый. Как есть правду скажу. Заколдовал твою Василису Кощей Бессмертный и в башню заточил. Лежит она там ни живая ни мертвая, будто каменная. И никто ее расколдовать не может. Вот так-то вот.
— А что же делать, бабушка?
— Что делать?.. Да ничего тут не поделаешь…
— Не может такого быть, бабушка! Должен быть какой-то выход!
Баба-Яга подняла глаза на Иванушку. И тут же отвела взгляд.
— Ну да, есть. Есть один выход. Убьешь Кощея — и спадет заклятие.
— А как его убить? Он же Бессмертный!
— Мало ли, что Бессмертный! Смерть его, если хочешь знать, на конце иглы. А игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц в сундуке, сундук на дубе, а дуб — на острове Буяне.
— А остров Буян где?
— Не знаю. Ищи.
— Да? Ну, спасибо тебе, бабушка, за совет. Выручила. Пойду я, пожалуй.
— Куда же ты, на ночь глядя? Переночуй хоть, утро вечера…
— Мудренее, знаю. Не, некогда мне. Пойду остров Буян искать. Раньше доберусь — быстрее Василису свою спасу.
— Так ведь ночь…
— Да что ночь? Мы, богатыри, привычные. Авось не пропаду.
— Ну хоть пирожков на дорожку?
— Пирожков? Это хорошо. Давай пирожки.
Баба-Яга неспешно собрала Иванушке котомку; положила и пирожков, и каких-то целебных травок, и расшитое полотенце…
— Если совсем трудно станет — брось полотенце на землю. А вот еще мыло и гребешок. Если полотенце не поможет…
— Их тоже на землю бросать?
— Да.
— Чтобы лес вырос? И гора?
— Да, — кивнула Яга.
— Хитро! — одобрительно кивнул Иванушка, пряча мыло и гребешок в котомку. — Василиса моя тоже мастерица была на такие штуки.
Иванушка закинул котомку на плечо, наклонился к Бабе-Яге и поцеловал в лоб. Старуха замерла, широко распахнув глаза.
— Спасибо тебе, бабушка, за всё. Век твою доброту помнить буду!
— Береги себя… Иванушка! — с трудом проговорила Баба-Яга. Протянула руку погладить Иванушку по щеке, но тот уже развернулся и пошел прочь, в быстро сгущающиеся сумерки.
Старуха решительно потерла лицо сухими ладонями и вернулась в избушку.
— Ну, и чего ты ему наговорила? — проскрежетал ученый Ворон.
— Не твоего ума дело! — огрызнулась ведьма.
— Что это за дикая чушь насчет иголок в утке? Ты что, не могла ему просто сказать, что Кощей — такой же человек, как все? Ест каждый день молодильные яблоки — вот и не стареет. А треснуть ему мечом по башке — и всех делов-то!
— Шустрый какой! — поморщилась Яга. — Сама знаю, что никакой он не Бессмертный. Да только…
Баба-Яга вздохнула и принялась протирать передником и без того чистый стол.
— Не управится Иванушка с Кощеем. Там знаешь сколько стражи! Да и сам Кощей тоже… не подарок. Уж я-то знаю.
— Ну и дура! — Ворон презрительно каркнул. — Сама, что ли, не понимаешь — молодильные яблоки — твой единственный шанс! Рассказала бы Иванушке всё как есть, думаешь, он бы не понял? Кому еще тебя спасать, если не ему?
— Не могу! — Баба-Яга опустилась на лавку и разревелась. — Ну не могу я его на верную смерть посылать! Уж лучше пусть… так.
— Ну а к черту на рога ты зачем его послала? Ведь нету же никакого острова Буяна! И не было никогда. Ты его сама только что выдумала. Что ж ты из Иванушки дурака делаешь? Он ведь поверил, теперь искать будет. Не могла, что ли, соврать, будто нет больше никакой Василисы; съел ее Кощей, и тапочки выплюнул?
— Не могла, — вздохнула Баба-Яга. — Ну как его можно совсем надежды лишить? Язык не повернулся. Да и не поверил бы он мне. Я ведь его знаю…
Старуха всхлипнула и утерла нос рукавом.
— А так… ну и пусть будет дураком… зато живой будет.

Петр Бормор
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #24 : Апрель 05, 2016, 08:43:38 »
0
«Золушка! Вынеси мусор!»
Золушка в ужасе вскакивает на кровати. Уф, нет… Какое счастье, это всего лишь сон.
Дворцовая опочивальня тонет в полумраке, рядом тихо похрапывает прекрасный принц. Муж. А она — замужняя дама. Принцесса. И не обязана больше перебирать просо и сажать розовые кусты. Наконец-то, свободна. Вырвалась. Какое же это счастье, не видеть одутловатой рожи своей мачехи и её придурковатых дочек, не зависеть больше от их идиотских капризов…
— Золушка!
Ох, нет, это не сон!
Золушка скатывается с кровати, сует ноги в хрустальные башмачки и бежит на требовательный зов.
— Войди, дитя моё.
— Да, Ваше Величество.
— Можешь называть меня просто матушкой.
— Да, матушка.
Королева. Свекровь. Смотрит, как на таракана.
— Передай мне вон ту папку, детка. Да, ту. Спасибо. И постой тут рядом.
Нет, даже не как на таракана. Тараканы всё-таки водятся во дворце, хотя этот факт и замалчивается. А такой взгляд могла бы заслужить разве что плесень, которой тут не место.
— Вчера я имела долгую интересную беседу с твоей матерью, — скучающим голосом произносит королева и рассеянно теребит завязки на папке. — Да, нечего сказать, учудил мой сыночек.
Золушка молчит. Она и сама всё понимает. Конечно, для родителей принца его выбор оказался тяжким ударом. Кто она такая — без роду, без племени, без образования. Только и есть в ней, что ножки маленькие.
— Ну что ж, — с хорошо отмеренной долей сожаления вздыхает королева. — Сделанного не поправишь, добро пожаловать в семью. Постарайся быть примерной женой моему сыну. А мне — послушной дочерью.
Папка в руках королевы раскрывается, скользит вбок, ворох бумаг проливается из нее на пол, выплескивается под ноги Золушке.
— Ах, какая досада, — королева сочувственно щелкает языком. — Девочка моя, будь добра, собери это. И рассортируй. Деловые письма отдельно, переписку с иноземными послами — отдельно. А потом, когда закончишь, напиши им всем ответ. И сделай копии для архива. А для меня, будь другом, составь краткий обзор. Ну и для короля тоже, само собой. — Королева смотрит на Золушку с холодной мстительной улыбкой. — И постарайся управиться до завтрака.

Петр Бормор
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #25 : Май 05, 2016, 09:41:16 »
0
-Ой ты гой еси, добрый молодец,- раздался за спиной Иванушки насмешливый голос.- Что это ты тут делаешь, на болоте?
Иванушка обернулся. На кочке сидела не замеченная им раньше девица невиданной красоты, с длинными зелеными волосами.
-Да вот, жениться решил, пришел за невестой,- объяснил Иванушка.
-За невестой?- брови девицы поползли вверх.
-Ага! Вот за ней.
Иванушка вытащил из кармана крупную лягушку. Девица и лягушка уставились друг на друга долгим задумчивым взглядом.
-За ней, значит,- протянула девица.- Ясненько.
-Ага,- Иванушка спрятал лягушку обратно в карман.- А ты сама-то кто будешь такая? Не русалка?
-Да нет, я рангом повыше,-девица тряхнула волосами.- Я самого Болотного Царя дочь.
-А, коллеги, значит!- обрадовался Иванушка.- Мой батя тоже царь. Понимаешь, нас у него трое сыновей. Ну, батя и велел нам послать стрелы куда придется, где стрела упадёт, там и невесту искать. Моя вот упала в болото. Дальше всех!- добавил он с гордостью.
-А у братьев?
-У старшего стрела попала на боярский двор. А у среднего - на купеческий, прямо в курятник, представляешь?- Иванушка загоготал.
-Представляю,- кивнула девица.- Дай догадаюсь, твой брат в результате женился на курице?
-Зачем? На купеческой дочке.
-А ты, значит, на лягушке?
-Ага, на ней.- Иванушка снова достал лягушку и ласково погладил по скользкой спинке.- Хорошая, правда?
У болотной царевны мелко задрожали губы, она соскользнула с кочки и без всплеска ушла под воду. (с) bormor
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Snarkolove

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 26 691
  • Лучше зажечь одну свечу, чем проклинать темноту
  • Рейтинг: +1304
Re: Недетские сказки
« Ответ #26 : Май 05, 2016, 10:47:21 »
0
 :hihihi:

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #27 : Май 12, 2016, 09:23:25 »
0
Сперва леденеют губы, потом замерзают пальцы, у Герды еще есть дело, и всех оно дел важней.
Дворец заметает снегом, а окна его искрятся, а женщина в платье белом стоит у его дверей.
Смеется легко и звонко, и хохот не умолкает, глаза Королевы колки, и тайну они хранят.

"Я тоже была девчонкой, и тоже брела за Каем, а он с Королевой Снежной ушел, не узнав меня.
Отныне я здесь, и иней окутал мои ресницы, и руки мои с поры той холодные, как снега.
Теперь не поют мне песен смешные лесные птицы, а льдинками с веток стылых слетают к моим ногам.
Забудь своего мальчишку, он больше тебе не нужен, здесь сумрачно и спокойно, и спит подо льдом земля,
И будут другие Каи идти к тебе через стужу за вечностью и осколком холодного хрусталя.
Однажды придет другая, как ты - босиком по насту, готовая в платье тонком искать его до конца,
и Кай у твоих коленей мгновенно её предаст, но не вспомнит её ладоней, не вспомнит её лица.
Хрусталь остается в сердце, куда же ему деваться?"

Встает и подходит ближе, не прячет блестящих глаз.
Сперва леденеют губы, потом замерзают пальцы, корона искрится снегом, и Герде она как раз.

Last_aT / fairy tales of yesterday
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/

Оффлайн Бархат

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 29 025
  • мечты сбываются
  • Рейтинг: +269
Re: Недетские сказки
« Ответ #28 : Май 12, 2016, 18:08:43 »
0
Грустно..
вчера решила быть счастливой. и СТАЛА.

Оффлайн Каролинка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 9 128
  • Fuck...тически всё замечательно!
  • Рейтинг: +591
Re: Недетские сказки
« Ответ #29 : Май 12, 2016, 18:53:19 »
0
-Эй ты, чудище трехголовое, выходи на честный бой, как...
-Сдаюсь,- зевнул Дракон, и лениво поскреб лапой пузо.
-Чего?- не понял Рыцарь.
-Я сказал, сдаюсь. Всё, можешь идти отсюда.
-А как же бой?
-А бой окончен. Ты победил.
Дракон улегся на бочок и потянулся.
-Всё, я сплю. Уходи, не мешай.
-Но я же...
-До свидания!
-В тебе что, совсем гордости нет?
-Не-а.
Рыцарь неуверенно потоптался на месте. У него возникло сильное искушение пнуть Дракона, но лежачих, как известно, не бьют.
-А может, всё-таки..?
-Слушай, уйди уже!- поморщился Дракон.- А то сейчас вообще в плен сдамся, а пленных кормить надо, знаешь? Так что убирайся подобру-поздорову, пока я не проголодался.
(с) bormor
А главное помнить нужно - никто никому ничего не должен! Тогда и жить проще, и любить легче.

— А что на тебе?
— Ипотека, чувство вины и груз прожитых лет

http://button.dekel.ru/