Автор Тема: История города N  (Прочитано 25982 раз)

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
История города N
« : Март 05, 2012, 13:05:42 »
0
Буду тут публиковать выдержки из книги краеведа Вячеслава Водясова.
Оригинальный текст расположен http://www.city-n.ru/view/76625.html

Главы из книги Вячеслава Водясова «НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД N»
Предисловие.
Однажды, возвращаясь  со службы  домой, невольно подслушал в трамвае беседу двух старушек попутчиц. Тема диалога оригинальностью не блистала - бабушки на весь вагон звонко критиковали погоду, монетизацию, министра здравоохранения, депутатов и «ох, уж, эту молодежь». Но с благоговением  вспоминали годы былой юности. В пересказе пенсионерок прошлое выглядело светлым, сытым и абсолютно безобидным. Я вышел на своей остановке, услышанное не давало покоя: « А что, собственно говоря, молодые новокузнечане  знают о родном городе  38-го или, допустим, в 63-го года? И было ли прошлое таким уж бело-пушистым, как представляли его мои попутчицы преклонного возраста »
 
1931-й: «ДАЙТЕ ЛАМПУ И  КЕРОСИН!»
 
До первого чугуна оставалось еще строить и строить, а хаотично разбросанный жилой сектор, состоящий из бараков, землянок и просто куч тряпья, брошенного под телегу, назвать городом можно было лишь с большой натяжкой. Тогда населенный пункт назывался, как и сейчас, Новокузнецком (Сталинском он станет «по многочисленным просьбам трудящихся» лишь в 1932 году).  В те дни Кузнецкстрой  являл собой клубок ярких контрастов - на улочках валялись околевшие собаки и лошади, в густо заселенных бараках  свирепствовали тиф, на улицах - головорезы с наганами и финками. В соседних уездах гастролировал театр имени Вахтангова, а в холодных клубах, наспех сколоченных из досок, играли скрипачи с мировыми именами. Шатающиеся от голода и заедаемые вшами первостроители при свете лучин обсуждали «Принцессу Турандот», грядущую победу мировой революции и отдавали скудный заработок на постройку дирижабля «Клим Ворошилов». Время было одновременно и страшным, и блистательным.
В этот чудный и лихой год, Кузнецкстрой походил не на ударную стройку, а, скорее, на Дикий Запад времен банды Джесси Джеймса. Хулиганство, драки и поножовщина в юном городе было делом обыкновенным и повседневным. Практически каждый номер местной газеты публиковал длиннющий список адресов, которые блюстители закона могли посетить лишь гурьбой, держа служебное оружие наизготовку. Не так давно закончилась гражданская война, и на руках у населения оставалось огромное количество наганов и маузеров, винтовок, обрезов. В сети коммерческих магазинов «Акорт» (возможно так в то время произносили слово «аккорд») свободно продавались ружья, берданы, винтовки и револьверные обоймы.  Недаром вспомнился Дикий Запад, ибо только самый отчаянный новокузнецкий «шериф» мог в 31-м году в одиночку зайти, к примеру, в барак №52 по улице Парижской Коммуны, в котором всякий желающий мог сбыть краденое и отовариться самогоном, марафетом или женщиной сомнительного поведения.
Несознательные элементы гоняли не только осодмильцев (дружинников, если говорить современным языком) и представителей оперативно-истребительной службы (такое устрашающее название носила санэпидемслужба), но и политически активных граждан, невзирая на возраст. В номере за 5 января рассказывалось, как увидев пьянство в бараке №30 пионеры - дети рабочих мартеновского цеха занесли на «доску плохих» (только потом она превратится в стенд «Они мешают нам жить и работать») местных пьяниц и дебоширов. После этого юным ленинцам пришлось спасаться бегством. «Пьяницы и дебоширы» преследовали политактивную молодежь с ножами и при этом кричали: «Горло вырву, молокососы!» «Этот ни с чем не сравнимый дебош разлагающе действует на работу пионерских отрядов - упала посещаемость, так как дети боятся идти в пионеры. Гонения на пионеров - это не просто хулиганство, а классовая ненависть ко всему новому!» - делала в заключение вывод городская газета.
Представителям власти хулиганами и бандитами особо заниматься было некогда, партия поставила перед ними другие задачи. Год начался с чисток и выявления так называемых лишенцев. Помнится, в «Золотом теленке» бухгалтер Берлага, дабы избежать увольнения, прикидывался вице-королем Индии. На деле все выглядело не так смешно, как в знаменитой книге: повсеместно вывесили ящики наподобие почтовых, куда народу было предложено бросать заявления об имеющихся на стройплощадке лишенцах и беглых кулаках, проще - «стучать» на соседей и знакомых. В деревнях коммунисты тоже были очень заняты - выполняли садистское постановление партии об искоренении кулака как класса. Зажиточные крестьяне, спасаясь от пули или пожизненной путевки в тундру, бросали нажитое имущество  и под видом голытьбы устраивались на Кузнецкстрой землекопами, плотниками или разнорабочими.
Анонимность заявлений «честных пролетариев» на «чуждых элементов» гарантировалась государством. Всего за неделю «рабочий класс и трудовое крестьянство» Кузнецкстроя набросали в эти ящики 525 записок. Проще сказать, доносов. Тщательная проверка выявила, что только 320 заявлений правдивы, а все остальные являются липой. Вот образец одной такой информации: «В нашей столовой орудует рука вредителя. Повар Алешин не просто повар, он работал у князя Голицына. Алешин не забыл старой сладкой жизни и мстит тем, кто отнял ее у него. Алешин отравляет рабочие желудки: «Я для них стряпать не умею!» Княжескому лакею не место в рабочей столовой!» Подписи, естественно, не было.  В январе методической чистке от «политически чуждых» подверглись пожарная охрана Кузнецкстроя и все без исключения магазины, ларьки и столовые. Что делали с выявленными «врагами», газета не сообщала. А мы можем только догадываться об их дальнейшей судьбе...
В стране царил небывалый голод, который длился практически до 35-го. В Поволжье и на Украине доходило до  каннибализма. Стройку беда обошла стороной, так как рабочих худо-бедно, но все-таки кормили. В магазинах Кузнецкстроевского  ЗРК  по паевым книжкам строитель на месяц мог получить кило печенья, две банки  консервированных овощей ирландского производства и сто граммов кирпичного чая. В коммерческих лавках того же  «Акорта» было практически все, чего душа пожелает. Власть строго следила за тем, чтобы обитатели  не отправляли за пределы города продовольственные посылки для своих голодающих родственников. Даже малюсенькие бандероли по распоряжению  прокурора вскрывались.
Особенным дефицитом являлось топливо. В статье «Дайте лампу и керосин!» рабкор Червончик пишет: «Попробуйте приобрести керосиновую лампу. За лампой нужно сходить в магазин ЦРК №40, горелки к лампе продаются в магазине №18, стекло - в ларьке около водокачки. Еще нужен фитиль, но на площадке его не найдешь. За фитилем надо ехать в Кузнецк. А еще нет керосина. Где его брать, если нигде нет керосиновых лавок?»
Проблемой оставались вопросы санитарии и гигиены. Нормального водопровода пока еще не существовало, а отпуск кипятка производился по специальным маркам, изготовленным из жести - «не более шести литров на одно лицо». Начались вспышки инфекций, и горисполком выпустил указ о содержании в чистоте улиц и дворов. Проблема была более чем серьезная, раз ответственность за ее выполнение возложили на НКВД.
В начале февраля бани сделали платными, определив стоимость одного посещения в 15 копеек. Некоторые махнули на это дело рукой, но их более сознательные товарищи тут же отреагировали, в газете появились едкие четверостишия в стиле Маяковского, бичующие грязнуль поэтизированным словом социалистической сатиры:
«Ударник! Слава о тебе гремит за работу твою упорную,
Но почему твой барак знаменит загаженной уборной?»
Или вот такой сермяжной, кондовой прозой: «Лаборант Сарментов не ходил в баню со времен царя Гороха. Рабочие требуют от его товарищей сводить его в баню». Как же должен был «благоухать» миазмами бедный лаборант, раз появлялся повод писать подобное? Опасаясь эпидемии, специальным постановлением  закрыли самостийные кладбища, располагавшиеся возле палаточного городка, Соцгорода, железнодорожной линии и конного двора ЦРК. Хаотичным захоронениям пришел конец. Новому гигантскому погосту отвели место за Сад-городом около Редаковского выселка.
Зато совсем никаких проблем не было в плане «культуры». Если кто и мог пожаловаться на нехватку театра и синематографа, то лишь самый привередливый. Фильмы крутили в шести местах: клубах Сталина, Водоканалстроя, ИТР, Третьего года пятилетки, Металлистов и железнодорожном клубе имени Мамонтова. Демонстрировались не только ставшие классикой «Броненосец «Потемкин»  и «Красные дьяволята»,  но и такие «блокбастеры», как «Третья жена муллы», «Конец Дерягина» и «Токарь Алексеев». Реклама так и манила неискушенного зрителя: ««Элисо» - лучший фильм из жизни Кавказа. Картину иллюстрирует пианино и скрипка. В фойэ буфет!» В те времена слова «фойе» и «диета» писали почему-то через «э»...
В середине небывало жаркого лета на площадку приехал знаменитый театр Вахтангова. Прибыли 65 человек со своими декорациями и обслуживающим персоналом. Гастроли, правда, едва не сорвались, не успев начаться, так как артисты умудрились в районе «десяти каменных домов потерять фанерный ящик зеленого цвета со специальными театральными лампами «Осрам» и зеркальными и цветными стеклами к ним». Ящик вскоре нашелся, и москвичи показали свои лучшие спектакли. На страницах «Большевика Кузнецкстроя» рабочие делились полученными впечатлениями: «Электромонтеру Гончаренко постановки понравились, но не понравилось, что артисты переодеваются тут же на сцене. А члену цехкома слесарю-ударнику Абрамову это-то как раз и понравилось. Призывник Елисеев сказал, что «Принцесса Турандот» - ненужная сказка, так как рабочим Кузнецкстроя надо показать спектакли, которые «революционно поднимают». Очень хороший спектакль, но без классового содержания». (В.В.: Лично меня больше всего умилило мнение слесаря Абрамова)
Полки пока еще малочисленных книжных лавок ломились от товара. В сентябре завезли большую партию литературы. Самой дорогой книгой и по цене, и по духу оказалось сочинение Сталина «Вопросы ленинизма», стоила она  аж 95 копеек. На эти деньги шесть раз можно было сходить помыться. Кому работа вождя оказывалась не по карману, то всего  пятачок стоили трактат «Корми свиней, как датский крестьянин» и труд Василия Штейнберга «Конопля в поле и на пойме». Сейчас таких книжек  днем с огнем не сыщешь.
Когда лето подошло к концу и жара пошла на убыль, горисполком зачем-то издал указ «об устройстве и содержании в порядке заведений, торгующих фруктовыми водами, квасом и медовыми напитками» (власть всегда, как сейчас, так и в те времена, видимо, отличалась завидной своевременностью и актуальностью своих постановлений). Власть порекомендовала торговцам «брать воду только из водопровода». Воспрещалось производить окрашивание напитков каменноугольными красками, а все лавки должны быть удалены от помоек и общественных уборных не менее, чем на 10 метров.
Прочитал это чиновничье распоряжение многолетней давности, и что-то расхотелось пить «фруктовые воды, квас и медовые напитки» даже те, что продают в многочисленных «торговых лавках» сейчас...

НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД N: "Кролики - это не только ценный мех..."
Местные новости►История города N
Год 1932-й: «ПОХОД ЗА КРОЛИКА И СВИНЬЮ»
«Окружим кролика вниманием, свинью теплом и заботой!»
Первая домна дала первый чугун, с карты на 30  лет исчезло название Новокузнецк, появились звуковое кино и "новое веяние" -  кролиководство.
Новое двигалось вперед семимильными шагами, зачастую перемалывая людские судьбы. Энтузиасты, выстаивавшие в многочасовых очередях за хлебом, в награду за беспримерный труд получавшие право лишний раз сходить в баню, верили, что светлое будущее не за горами.
Итак, 1932 - й. В первых числах января Коммунхоз провел в (пока еще) Новокузнецке грандиозную акцию по отлову бродячих собак. Друзья человека, сбиваясь в гигантские стаи, нападали на людей, разносили болезни и даже разрывали могилы в поисках съестного. Это совсем не «байки из склепа», о фактах собачьей некрофагии газета сообщала неоднократно. Грозное предупреждение звучало так: «Всех собак зарегистрировать. Все без намордников и номеров на шее будут ловиться. По истечении трех дней собаки будут убиваться». Если бы Профессор Преображенский создал человека не из пса, а из кошки, то новоиспеченным Полиграфам Полиграфычам  нашлась бы работенка по душе и по призванию.
Тот январь запомнился новокузнечанам не только борьбой с распоясавшимися четвероногими, но и массовым отречением священников: «Отказался от звания священника религиозного культа и порываю всякую связь с религией, убедившись вполне, что всякая религия - дурман». Таких объявлений в течении  месяца газета опубликовала 15 штук. С чем это связано, установить не смог, так как в дальнейшем подобных отречений больше не появлялось.
В 32-ом Торгсин открыл первую контору, торгующую на золото и инвалюту. За звонкие песо и дублоны безо всяких ограничений можно было купить паюсную икру и сочащуюся свежим соком ветчинку. Простой люд, проходя мимо заманчивой витрины, тяжело вздыхал и вставал в очередь за хлебом. Если такая очередь состояла из 400 человек, это считалось нормальным. Не хватало даже простой  оберточной бумаги. И счастливчику, получившему по пайковой книжке сахар-песок за неимением кульков насыпали прямо в карман пальто. Пытаясь хоть как-нибудь наладить пищевое довольствие кузнецкстроевцев, горисполком открыл первые советские базары, которые располагались в Сад-городе, Соцгороде и на Верхней Колонии. Литр молока обычно стоил от трех рублей и выше, власти в приказном порядке обязали колхозников продавать его за полтора целковых. Рынки тут же заполонили спекулянты, за короткое время перекупившие все продукты.
Коммунисты во все времена своего правления славились организацией различных кампаний. В этот год весь Советский Союз, «по распоряжению партии и правительства», ударился в свино- и кролиководство. В каждом цеху, в каждом предприятии, независимо от профиля основного производства, стали возникать подсобные хозяйства. Газетные страницы запестрели лозунгами: «Поход за свинью и кролика начался!» и «Окружим кролика вниманием, теплом и заботой!» Заведующий питомником фермы «Металлист» тов.Багишев рапортовал: «К концу года мы дадим Сталинску 10 тонн свежей питательной крольчатины».
На подворьях частников ушастые «источники нежного и питательного мяса» приживались, в подсобных хозяйствах предприятий вымирали сотнями, страдая от поноса и сквозняка. Городская газета, которой рабочие мартена хитро всучили шефство над тремя такими хозяйствами, обвиняла людей, допустивших массовый падеж, в искажении линии партии. Государство, как всегда оказалось право, виновных в «искажении линии» определили мгновенно. Вредителям грозили взыскания по партийной линии, некоторым - уголовный суд. «Нежное и питательное мясо» так и осталось грезой «великих» коммунистических мечтателей, впрочем, как и построение страны всеобщего социального благоденствия.
Пресса ежедневно сообщала о невзгодах, царящих в САСШ (так в 30-х назывались США). Про свои беды, естественно, молчали, и с лицемерным удовольствием смаковали ужасы Великой Депрессии заокеанской державы. В заметке «Новое зверство американских цивилизаторов» сообщалось: «В г. Монтгомери казнен на электростуле безработный негр Перси Ервин, осужденный по подозрению в краже монеты в 50 центов». Негры (слова «афроамериканец» тогда еще не существовало) пользовались в Сталинске всенародной любовью. Трудовые коллективы на цеховых собраниях клеймили позором империалистов, отправляя в посольства расистских держав коллективные письма с требованиями освободить того или иного темнокожего, оказавшегося на скамье подсудимых. Расовые и национальные проблемы в своем городе рьяные общественники и пламенные партийцы предпочитали не замечать, хотя, газета частенько сообщала об избиении местных евреев, казахов и татар, а слово «нацмен» считалось не оскорбительным, а вполне официальным. Даже колхоз был с таким названием. Негров на Кузнецкстрое, и правда, не избивали, вот и газета об этом не сообщает. Может просто за неимением таковых?
13 марта на президентских выборах в далекой Германии тов. Тельман получил 793 тысячи голосов (Гитлер набрал в два с половиной раза больше), в Новокузнецке с конного двора Водостроя ушла кобыла с привязанной к хвосту биркой с надписью «Нина». В тот же день был «найден мальчик 4-х лет. Называет себя Вовой. Особые приметы: толстенький, пухленькие и румяные щечки». Впечатление создалось двоякое - то ли объявление дал людоед, то ли... Скромная частная информация гласила: «Предлагаю свои услуги кассиром для выплаты зарплаты наличными деньгами».
В городской прессе впервые стали публиковать коммерческую рекламу с картинками. Населению рекомендовали приобретать одеколон, зубные порошки «Шефский» и «Культпоход» и вытяжку из семенных желез «Спермоль», способную быстро восстанавливать нарушения нервной системы.
В больничном городке на Нижней Колонии в круглосуточном режиме начал работу новый пункт экстренной (!) помощи по предупреждению венерических заболеваний. «Оздоровительная» кампания проходила под лозунгом «Лучше предупредить, чем лечить!» Народ стеснялся и к венерологам никак не шел, пытался скрыть непристойные болячки. Дело пошло, когда выявленных начали доставлять на лечение под милицейским конвоем. Интересно, каким образом можно было предупредить тот же сифилис, если приемные пункты обменивали у населения старые галоши на дефицитные товары, вся собранная резина шла на автомобильные шины, а презерватив в свободной продаже в аптеке в 32-м мог только присниться? Да, и вряд ли известно такое слово было кузнечанам.
13 августа прошло торжественное открытие Госцирка. Программа, в которую были приглашены «лучшие силы СССР», шла в трех отделениях. Цены на билеты колебались от рубля до трех, что по тем меркам было весьма не дешево. «Лучшие силы» состояли из акробата Джерри, совершавшего прыжок через экипаж в упряжи с пассажирами, и клоуны Бим и Бом. Был аншлаг. Через неделю в Сталинск привезли первый зоопарк, состоявший из медведей и лошадей (нашли, чем удивить сибиряков). Если косолапые еще вызывали хоть какой-то интерес у публики, то кони, которых в городе было пруд пруди, популярностью не пользовались совсем.
К 7 Ноября приурочили открытие звукового кинотеатра. «Коммунар» построят только через год, а тогда новинка называлась «Кинотеатр Роскино» и располагалась в клубе Стальмоста. Самой первой «фильмой» со звуком стала заграничная драма «Кнут надсмотрщика» в шести частях. В отличие от цирка цены на невиданную доселе диковинку были демократичные - от 80 копеек до рубля. Красным партизанам предоставлялась скидка в 50 процентов. Через 8 дней в клуб не завезли дрова, и в газете появилось объявление: «Ввиду отсутствия отопления звуковое кино не работает». 6 декабря, когда вопрос с топливом был решен, кинотеатр продолжил работу. Киноленты менялись каждые два дня, спрос на билеты был дикий, предварительная касса начинала работать с раннего утра. «Роскино» недолго снимало сливки с монополии, так как вскоре все клубы поголовно перешли на звук. 1932 год стал датой смерти «Великого Немого» на Кузнецкстрое.
Ближе к Новому году представительницы слабого пола получили долгожданный подарок: «С 10 декабря впервые и постоянно в столовой №3, что на Верхней Колонии, будет производиться электрическая завивка волос, окраска бровей, ресниц, маникюр».
Были все-таки в нашей мрачной истории и светлые лучики, не только дохлые кролики, собаки-трупоеды и сифилис.

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #1 : Март 05, 2012, 13:07:07 »
0
Оригинал: http://www.city-n.ru/view/80125.html

1933-й: ГОЛОСИСТЫЕ ПЕСНИ ЭПОХИ
В тот год в деревнях и совхозах зверствовали чрезвычайные тройки, выколачивавшие последние крохи хлеба уже не из кулаков (сослали всех, причем ссылали сюда же в Сибирь, только в места более гиблые и суровые, дальше Сибири ведь не сошлешь, некуда больше), а из середняков и даже вчерашних красноармейцев. Студенты, рискнувшие в беседе с однокашниками процитировать не того политического деятеля,исчезали бесследно и их больше никто в учебных аудиториях не видел. Но жизнь, как и положено любой форме жизни, на месте не стояла - рождались дети, строились театры и разбивались парки, скверы и судьбы.
В 33-м Новый год, согласно тогдашней большевистской доктрине, упорно продолжали не праздновать, обзывая сочельник и Рождество «иудейским архаизмом». Бригады воинствующих безбожников и отряды легкой кавалерии (были такие молодежные течения) рыскали по баракам и землянкам и гнали на работу рискнувших отметить «наследие проклятого режима».
К 22 января (день смерти Ильича считался красным днем календаря) все клубы и театры решили сделать отапливаемыми. К хорошему привыкаешь быстро, и через неделю в фойе висели объявления «Театр отеплен, раздеваться обязательно!». Вообще, к праздникам кузнецкстроевцы частенько получали «подарки». К примеру, 23 февраля красным партизанам и бывшим красногвардейцам решили бесплатно выдать по полкило сахара и кило печенья или карамели на выбор. Давка в подарочных очередях была такая плотная, что ветераны, закаленные в схватках с Колчаком, от духоты и толчеи падали в обморок. Слава богу, обошлось без жертв. А по соседству в нэпманских лавках фирмы «Акорт» без всяких талонов и очередей можно было приобрести все что угодно - от варшавских кроватей до изысканного деликатеса в виде портвейна №100. Обладатели драгметаллов и СКВ покупали в Торгсине (это уже потом он станет той самой пресловутой «Березкой»), чьи точки располагались на Верхней Колонии и Кузнецком базаре, кило ржаной муки всего за 6 копеек, но в золотом эквиваленте.
Стране был необходим чугун, и рабочих кормили довольно хорошо. А иначе какой КПД от голодного сталевара? Меню заводских столовых предлагали бигус, свинину, биточки и котлеты. Но даже и на такой, казалось бы, роскошный расклад находились недовольные, строчившие в газету жалобы: «Меню настолько однообразно, что блюда стали стандартными. А гуляш вообще жестковатый». На всех не угодишь...
А затем пришла весна, и 15 марта крайисполком разрешил открыть охотничий сезон. Читайте и завидуйте, нынешние охотники: «Охота разрешается только на селезней всех утиных пород, гагар всех видов, журавлей, цаплей, лысух, куликов, чаек, гусей, глухарей и тетеревей со времени их прилета. Нельзя стрелять сурка с барсуком и полезную дичь типа рябчика и куропатки». Интересно, почему рябчик считался полезным, хотя пролетарский поэт Маяковский считал его буржуйской пищей, а того же селезня записали во враги народа?
Той весной вокруг Сталинска кружили оголодавшие за зиму волчьи стаи. Задорнов на своих концертах готовит аудиторию к очередному пассажу, выкрикивая: «Тиха-а, тиха-а!» Хочется сказать то же самое перед цитированием охотоведа и природолюба Пальцева, рекомендовавшего со страниц газеты следующее: «Предлагаю простой и очень результативный способ отстрела волков. Отряды охотников отправляются в разные стороны. Каждый отряд имеет обыкновенную собаку белого цвета. На полянке собака привязывается на шнурок. Охотники размещаются в кустах и подбрасывают собачке кусочки хлеба. Собака бегает, кушает и шуршит, привлекая волчье внимание. Хищники один за другим налетают на собаку, принимая ее за зайца, и комьями валятся на землю от метких выстрелов». Согласитесь, что здесь и комментировать ничего не нужно. Тот же Пальцев еще делился секретами убиения филинов и сов, но это такой садизм, что современные любители природы меня просто не поймут.
Весна продолжала победное шествие, дурманя головы запахами сирени и любви, настраивая совсем не на рабочий лад. Стали появляться опечатки, за которые редактора газеты Власова едва не уволили. 11 мая напечатали объявление, что в уже возведенном звуковом кинотеатре «Коммунар» будет демонстрироваться фильм «Кармелюк - легендарный украинский разбойник». Через два дня сообщили, что название следует читать так: «Кармелюк - легендарный украинский герой, организатор крепостных крестьян». В те времена спутать крестьянского героя с бандитом было кощунственно. Это еще ничего, так как в том же мае вместо «нужно проверить знание членами устава и политики партии» напечатали, что «нужно проверить устав и политику партии». Редактора и корректора спасло то, что на дворе был пока еще не 37-й.
Особо отличившихся на производстве награждали путевкой выходного дня в санаторий, располагавшийся в Старокузнецке. Ныне от него остались лишь заросшие мхом отдельные фрагменты фундамента. А тогда столяр Мохов, вернувшийся с отдыха, написал в газету восторженный отзыв: «Нам тут же предложили помыться в бане, а нашу одежду в специальной камере освободили от вшей. В особой комнате отдыха здорово: на столе статуя Ленина, граммофон и мандолина. Из комнаты выходишь на балкон. Какой чудный воздух! Вечером у костра мы организовали пляску под баян и голосисто пели песни. Потом разошлись кто куда: кто качался в гамаке, кто слушал громкую читку книг и газет». Это было время, когда в Кузнецком районе можно было дышать полной грудью!
В июне госцирк «Шапито» открыл очередной сезон. Афиши извещали, что в программе будут «злободневные и бичующие антре, клоун Калошин и джигит на лошади итальянский артист Джузеппе Джунтини». Всегда считал, что джигит обязан зваться Резо или Ахмедом, но никак не Джузеппе. В антракте за отдельную плату можно было провести осмотр цирковой конюшни. Через неделю Джузеппе вместе с труппой ускакал на восток, а в Сталинск с гастролями прибыли знаменитые братья Альфонсо, демонстрировавшие охавшей и ахавшей публике «полет через весь цирк с завязанными глазами в мешке». По соседству с шапито расположился госзверинец №1, давший объявление о том, что каждый день в 8 часов вечера производится показательное кормление зверей. Смутила приписка маленькими буквами: «Зверинец закупает негодных лошадей». Для чего? Не для показательного ли кормления?
Летом началась компания за спасение урожая, и 27 июня горисполком выпустил постановление №47 о мерах борьбы с луговым мотыльком: «В целях недопущения переползания гусениц с зараженных участков на незараженные прокопать канавы глубиной в 40 см. При заполнении канав гусеницами последних раздавливать».
18 сентября штурмовик Штрох признался, что настоящим поджигателем Рейхстага следует считать Геринга, стратостат «СССР» поднялся на 19 тысяч метров, завершился кара-кумский автопробег, а мэр Сталинска тов.Альфеев объявил о проведении декадника по борьбе со вшивостью. Вскоре горисполком выпустил в свет юбилейный указ за №200 об учете жеребцов-улучшателей. Авто являлось редкостью, и самым широко используемым был гужевой транспорт. За загубленного коня люди запросто шли под суд. Наказывали и за другое: «Заведующий артели «Клим Ворошилов» Зыков плохо провел случную компанию. Из 45 имеющихся маток случены лишь 24. Ззыков позорно оправдывается захудалостью маток». А если это нелюбовь? Подвергали взысканиям даже кинологов-чекистов, чьи питомцы не желали впадать в плотский грех. Смех, да и только...
Осенью с премьерой спектакля «Интервенция» открылся Театр металлургов, возведенный всего за 200 дней. Спецкор Алтуфьев прямо с открытия выдал в номер горячий репортаж: «Еще вчера по этим стенам волочились кисти расторопных маляров. А сегодня один из рабочих, вытирая вспотевший от волнения лоб, указывает мозолистой рукой на вращающийся круг сцены: «Ишь ты, вертится! А я как будто вчера карасей на этом месте таскал из болота». Как тут вновь не вспомнить Остапа Бендера и его незаменимое пособие для сочинения статей, проданное за 25 рублей журналисту Ухудшанскому.
30 ноября по городу «промчался», сводя с ума собак, трамвай, борта которого украшали здравицы в честь руководства страны и лозунг: «Первый звонок трамвая в равнинах каторжного края!»
Ближе к Новому году в магазинах Главспирта выбросили в продажу 50-градусную водку, сделанную по особой рецептуре, державшейся в тайне. А в «Коммунар» завезли детский фильм «Сказка о царе Дурандае», на который решили сводить городских отличников. Мы никогда не узнали бы, чем поход закончился, если бы не ученица школы №12 Ниночка Комаровская. Девочка, вернувшись с культпохода, взяла лист бумаги, перо, чернильницу и написала в газету письмо: «Было детское кино. Показали такую чушь, что лучше бы и не показывали. Смотрели на каких-то кукол да на старых попов. Кому они нужны, эти дрыгающие попы? Кроме того, было большое хулиганство: лазили по карманам, отнимали билеты, били и снимали шапки. Наши учителя встали у стенки и хулиганство не прекратили». Спасибо им, что хоть не поддержали...
 

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #2 : Март 05, 2012, 13:07:41 »
0
Оригинал: http://www.city-n.ru/view/81322.html

Главы из книги Вячеслава ВОДЯСОВА «НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД N» Джаз, автомобиль педальный, конокрады и "Чапаев"
1934-й: ГОД ПОД ГРИФОМ «СЕКРЕТНО»
Увы, но нигде так и не смог отыскать полную подшивку газет, выпущенных именно в тот год. В научно-техническом музее имени И.П.Бардина хранится всего несколько разрозненных номеров, содержание которых не дает никакого представления о происходящем в городе. Вся собранная по крохам информация состоит из портретов руководства, указаний горисполкома, некролога Кирову, бодрых речевок, графиков выплавки чугуна и призывов сплотиться всем миром и добить кулачество как класс. И все... Про то, что 19 марта некий совхозник Никитин, проникший в Мавзолей, принялся палить из нагана в гроб Ильича, пресса не сообщала. Говорят, что история тем и привлекательна, что имеет белые пятна.  Жаль, но пусть 1934 год останется единственным пятном в истории Новокузнецка, которое в обязательном порядке  «разукрасят» будущие краеведы.
 
1935-й: ЖИТЬ СТАЛО ЛУЧШЕ, ЖИТЬ СТАЛО ВЕСЕЛЕЕ
В СССР официально  «жить стало лучше и веселее» об этом с высокой трибуны объявил "лучший друг физкультурников". В древнем Риме плебсу, чтоб не зацикливался на действительности, достаточно было хлеба и зрелищ. Кузнечане 1935-го мало чем отличались от народа Апенинского полуострова двух тысячелетней давности. Отмена хлебных карточек, обилие праздников и развлечений вознесли население на гребень эйфорического подъема. Народу разрешили встречать Новый год, а в годовщину смерти Ленина в «Коммунаре» сталинцы впервые увидели знаменитых «Веселых ребят». В скорбный день народ хохотал от души, взирая на «мы ре-пе-пе-тировали» и пьяных свиней и коров. В повсеместно открываемых ресторанах играла музыка, а в краеведческом музее, который находился в Старокузнецке, на всеобщее обозрение был выставлен двухголовый теленок, родившийся в поселке Ивановском. Весь Сталинск приходил поглазеть на это чудо природы. Совсем по Александру Сергеевичу (Пушкину) - «пир во время чумы»...
Основная причина всеобщего ликования - свободная торговля хлебом. Сразу после отмены карточек Сталинский хлебокомбинат предложил покупателям «кренделя, халы, батоны, французские булки всех развесов, плетенки, сухари (городские, сахарные, ванильные, кофейные, детские, сливочные), пряники (саксонские, медовые, глазированные, ромовые, сиропные), пирожные «наполеон», «шу», «буше» и ромовых баб различных размеров». Согласитесь, что после многолетней «диеты» и вынужденного поста такое великолепие казалось просто фантастикой. А в середине лета Совнарком снизил цены на муку почти на рубль за килограмм. Народ наелся и стал привередничать. Вот выдержки из письма заведующему гороно тов.Шляханову: «В редаковской школе №11 раздачу горячих завтраков доверили уборщице Кортуковой, которая ходит по школе с неопрятным носом, набитым нюхательным табаком. Из-за этого дети не хотят кушать и не ходят в столовую». Ишь, какие барчуки выискались!
В 1935 году, после ходатайства в крайком, Привокзальный район стал районом имени Куйбышева, а все городские улицы получили названия. До этого они просто обозначались цифрами. Улица Кирова, к примеру, называлась улицей №3/3.
В январе один из номеров газеты вышел с жирной шапкой «Контрреволюционная вылазка на сцене Осиновского клуба». Увидев столь броский заголовок, подумал, что речь пойдет о теракте или еще какой-нибудь гадости, но оказалось, что «при обработке пьесы «1905 год» режиссер Шавров выбросил ряд действий, показывающих моменты получения попом Гапоном денег от полиции». Под статью о вредительстве подвели председателя колхоза «Муравей» за содержание чесоточной лошади вместе со  здоровыми. И дали ему пять лет, хотя ни одна лошадь не заразилась. А вот кусочек криминальной хроники: «Конокрад Кротов, он же Большаков, он же Гавриил Кухтинов, был посажен за конокрадство в Гурьевскую колонию, но оттуда сбежал в Сталинск, где в тот же день у заводоуправления украл лошадь». Знаете, сколько ему впаяли? Этот многофамильный разбойник, лишивший народное хозяйство не однойединицы тягловой силы, получил всего 7 месяцев тюрьмы.
Правоохранительным органам работы хватало. Японскими шпионами, беглыми кулаками и прочими врагами занималось ведомство, носившее фуражки с малиновым околышем, а вот городская милиция по-настоящему трудилась, в поте лица отлавливая правонарушителей, не «завязанных» с политикой. В  заметке «Рыцари бутылки» подробно рассказали о проводах в армию призывника Елисеева, проходивших в общежитии молодых специалистов в Соцгороде: «С криками и песнями, распространяя тяжкий дух и густой мат, инженеры вышли на улицу, бросали в окна кирпичи и били прохожих». Положение спас разъезд конной милиции из 5-го отделения, которому с большим трудом удалось сопроводить бузотеров в камеры: «Наутро у задержанных болела голова и им было немного стыдно. Такое поведение позорит почетное звание советского инженера». Сотрудники этого отделения вскоре вновь смогли отличиться, обезвредив целую преступную группу: «25 июня шайка из 9 водопроводчиков жилищного управления проломила кирпичную стену магазина №3 Винпрома и вынесла 66 литров крепленого вина. После продолжительной погони и предупредительных выстрелов из нагана в воздух банда была арестована».
В столице строили «изумительный кусок социализма» - метрополитен. В Сталинске прокладывали новые трамвайные пути и открывали новые маршруты (в 35-ом вместо одноколейки появилось двухстороннее движение). В этом же году выделили полтора миллиона на строительство моста через Томь, так как понтонная переправа уже не справлялась с возросшим потоком транспорта. А на улицы выпустили 2 «образцовых» автобуса, оборудованных электроосвещением, мягкими креслами, шторами и даже цветочными горшками. Элитные маршрутки пользовались вниманием, и население каталось на них просто ради получения эстетического удовольствия. Обычный же автобусный парк продолжал подвергаться критике со стороны трудящихся: «27 февраля автобус зарезал мальчика. Мальчик был хромой и не успел убежать с дороги. Шоферы считают ухарством пролететь, предупреждая людей залихватским разбойничьим свистом». А пассажир Струков прислал вот такую жалобу: «За последнее время участились случаи, когда кондукторы автобуса сбрасывают пассажиров на ходу. 3 января кондуктор Сидорова сбросила меня с подножки, хотя я за проезд заплатил. Я зацепился шубой за автобус и несколько сажень тащился за ним. При падении разбил ногу».
А теперь приятная информация, которая просто обязана порадовать новокузнецких любителей спорта. Зимой 35-го хоккейная команда Сталинска стала чемпионом в краевом первенстве, проходившем в Новосибирске. Обыграв хозяев катка со счетом 5:3, наши получили ценный переходящий кубок в виде настольных часов с серебряной монограммой. В интервью тренер сборной тов. Семакин сказал: «Мы добились победы хорошей тренировкой и изменением конструкции клюшек, сделав их длиннее и шире». Если бы сегодня не существовало жестких стандартов на спортивную амуницию, может быть ноу-хау» товарища Семакина пригодилось бы современной команде «Металлург»?
29 марта между Боливией и Парагваем разгорелся вооруженный конфликт, Персия уже неделю жила под новым именем Иран, в Москве Сталин тепло и радушно встретил английского министра Идена, а в Сталинске иностранный специалист Коссель по трем облигациям выиграл 800 рублей, которые пожертвовал организации помощи революционерам МОПР. В тот же день в экспозицию городского музея поступил «зуб мамонта особенно большого размера». В километре от Старокузнецка в глинистом обрыве правого берега Томи была найдена так же нижняя челюсть доисторического носорога, которая до сих пор занимает почетное место в экспозиции краеведческого музея.
В мае начальник мартеновского цеха Шкляр подарил своему сыну Толику за хорошее поведение педальный автомобильчик. Газета с гордостью сообщила, что это первый в Сталинске педальный автомобиль, а Толя - самый юный шофер. Подарок был поистине знатный, раз пресса посвятила сему событию целую заметку на полстраницы.
Пришло лето 35-го. Главный санитарный врач Двойрес накануне жаркого сезона открыл горожанам секреты основных правил гигиены. Он расхвалил мыло стоимостью 2 рубля 50 копеек, которого «хватит на мытье головы раз 20». И поведал, что «самое прекрасное гигиеническое средство - это обтирание тела тройным одеколоном №3 по утрам и вечерам». Двойрес также сообщил, что «эти обтирания вызывают у советского человека ощущение приятной свежести и полностью уничтожают запах пота и других выделений». Вот только что подразумевал доктор под «другими выделениями»?
О премьере «Веселых ребят» в день смерти Ленина уже упоминалось выше. Комедия Александрова хоть и считалась непревзойденным по кассовым сборам блокбастером, но экшн «Чапаев» играючи обставил его по всем показателям. На приключения Василия Ивановича и его ординарца Петьки сходило 92 тысячи 980 сталинцев. Поистине бешеная популярность. Достаточно привести, в качестве иллюстрации, например, такой факт - в свободной продаже билеты не появлялись, а дирекция «Коммунара» была завалена коллективными заявками на месяц вперед. По проспекту Молотова к звуковому кинотеатру двигались плотные колонны с горделивыми транспарантами «Мы идем смотреть «Чапаева»!» Ни один советский фильм не пользовался подобной всенародной любовью. Вы можете представить, как по проспекту Металлургов идут люди с плакатами «Мы идем смотреть «Бумер-2», к примеру? Я не могу.
Тем летом шла усиленная работа по приведению центральных улиц в «божеский вид». По личному указанию всесоюзного старосты Калинина центр Сталинска начал принимать цивилизованный  облик. Но возникла «маленькая» проблема - когда решили спрямить путь у трамвайного моста через Абу, то потребовалось снести большой старый дом, сохранившийся от деревни Бессоновой (сегодня на этом месте кинотеатр «Октябрь»). Жильцы грудью встали на защиту своей собственности. Как поступили местные власти  со строптивцами, газета не сообщила. Больше о судьбе мятежного дома и его обитателей не было написано ни строчки.
В 35-том Сталинске действовало отделение Общества пролетарского туризма (ОПТ), которое возглавлял тов. Сусликов. Вот что он писал в статье «Туризм в Сталинске»: «В отличие от буржуазного туризма, состоящего из пустых увеселительных прогулок на пароходах, наш пролетарский туризм не беспредметен. Нередко бывает, что туристы расшифровывают белые пятна на карте СССР, открывают новые месторождения полезных ископаемых». Ничего себе отдых! Это уже не туристы - геологи. Далее Сусликов призывал вступать в ряды ОПТа и сетовал, что совсем не пользуются популярностью экскурсии в Прокопьевск. Странно, казалось бы, такой интересный маршрут...
Зато, похоже, ажиотажный спрос был на другой «вид отдыха» и «помощи родине» в одном флаконе. Трест «Запсибзолото» сделал объявление, на которое откликнулось огромное количество народа: «Приглашаем рабочих и служащих в выходные дни скрасить свой досуг на золотнично-старательских работах, что кроме здорового отдыха дает побочный заработок, так как все намытое золото отоваривается по ценам Торгсина. Кроме того, вы окажете помощь социалистическому строительству нашей Родины». ОПТ «отдыхал» на фоне треста «Запсибзолото» - вереницы горожан, охваченные золотой лихорадкой, уходили в тайгу в надежде за один выходной превратиться в Ротшильдов. В среднем старатель намывал за день минимум один золотой рубль. Если учитывать, что в Торгсине цена килограмма муки высшего помола равнялась 10 копейкам, то игра в героев произведений Джека Лондона стоила свеч.
6 июня открылся парк культуры и отдыха завкома металлургов на Водной. Всех желающих провести выходные на берегу Кондомы встречали 4 духовых оркестра, читальня, буфеты, ларьки, однодневный дом отдыха, лодочный парк, парашютная вышка, игровые аттракционы и многочисленные выступления рабочих театров и кружков самодеятельности. Особо активные граждане могли принять участие в кроссе физкультурников. Вот как описывал корреспондент утро того июньского дня: «Шли пожилые ударники, строители, женщины. Смехом и песнями они приветствуют лето. Молодежь захватила с собой для лучшего отдыха балалайки и гармони». Специально был выписан из Москвы джазовый оркестр под управлением Ренского. Мне лично очень понравилась статья, в которой подробно разъяснялись позиции и задачи входящего в моду музыкального течения. Цитирую: «В капиталистических странах джаз с его гнетущим однообразием и изощренными звуковыми средствами - яркий показатель огрубевшей психики делового буржуа, яркий показатель опустошенности лишенного положительных задач капиталистического класса, напуганного социализмом. В СССР - джаз не более как одна из разновидностей эстрадной музыки, заражающей бодростью и здоровым весельем». Честное слово, так и писали!
Как бы хорошо досуг не организовывали, всегда находились критически настроенные доброхоты. Вот что поведал (а) по поводу однодневного дома отдыха некий (или некая) Шелли: «Мы приехали отдохнуть на Кондому. После осмотра крепости многие из отдыхающих зашли в тут же расположенную лавку Центроспирта, где и напились. Оставшиеся хотели поиграть в городки, но в наличии всего 10 палок. Городки и палки очень тяжелые. Вечером привезли кино, пленка рвется и трудно разобрать - человек на экране или корова. Ленту гонят настолько быстро, что мы не успевали читать надписи. Пора завкому по-настоящему разобраться с этим, так называемым, домом отдыха». А еще один рабкор сетовал, что на Водной не работает фонтан! На кой ляд ему сдался этот фонтан, если до воды всего два шага? В то время так было во всем - только появится на свет что-нибудь хорошее новое, тут же к медовой бочке трусили с ложкой дегтя наперевес многочисленные «доброжелатели», пожелавшие остаться неизвестными. К примеру, 7 июля железные бирки на воду и кипяток заменили на бумажные марки. Тут же все комендатуры жилуправлений были завалены жалобами на то, что марки рвутся, теряются и их трудно искать в карманах.
Страна рвалась в небо - каждый уважающий себя парк отдыха имел парашютную вышку, а народ активно вступал в аэроклубы и сдавал деньги на строительство самолетов и ангаров. Собирали средства на аэроплан «Женщина Кузнецкстроя» (его так и не построили, хотя сумму собрали изрядную), и редкая газета выходила без портретов отважных сталинских соколов. 18 июля в Сталинске произошел первый затяжной прыжок с высоты 400 метров. Героиней дня стала Вера Виноградова, которая его и совершила. Городская пресса просто не могла не откликнуться репортажем с места события: «Еще не успели закончить укладку парашютов, как на аэродроме появилась бойкая девушка Вера. Она настойчиво требовала у инструктора Казакова сбросить ее с самолета. Инструктор проверил ее познания в теории парашютного дела. Он узнал, что Вера несколько раз прыгала с вышки парка Железомонтажа. И тогда Казаков велел принести еще один парашют. И вот от плоскости отваливается черный комочек - воздушный нырок совершен. Когда купол разворачивается, хорошо видно, как Вера держится за лямки подвесной системы, побалтывая ногами в воздухе». Да, героизма в те времена нашему человеку было не занимать.
2 августа в цирке-шапито произошло ЧП, о котором газета поведала во всех леденящих кровь подробностях: «В тот вечер звери вели себя неспокойно - две гиены смяли и начали душить собачку Пипо. На дрессировщика Гладильщикова, бросившегося спасать собаку, сзади накинулся волк Фауст. Следом за волком бросилась лисица Фата, но ее не допустили. Волк нанес укротителю рану в верхнюю часть ноги. Сейчас Гладильщиков находится в постели и временно принимать участия в представлениях не будет». Мы-то знаем, что у человека находится сзади в верхней части нижних конечностей. Уже через два дня укушенный в интересное место отважный циркач предстал перед публикой, демонстрируя «таинственного убийцу с Амазонки», то бишь сонную анаконду.
Лето того года стало примечательным еще и тем, что для пешеходов переход через Томь сделали бесплатным. За подводу брали 30 копеек, с машины целковый, а люди ходили с левого берега на правый и обратно безвозмездно, то есть даром.
7 октября товарищу Ягоде присвоили звание генерального комиссара, в Бруклине сгорели дотла все портовые склады, а в Сталинске с размахом провели День коня. Основными задачами праздника стали изучения порядка ухода за конем, проверка наличия у коня выходного дня и подведение итогов случной компании, после чего прошли гулянья и танцы.

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #3 : Март 05, 2012, 13:10:32 »
0
1936 год.
Оригинал: http://www.city-n.ru/view/81629.html

Профессор Шмерлинг: "Стахановское движение исключительно благотворно действует на нервную систему и на весь организм, а показатели заболеваемости среди стахановцев в 6,5 раз меньше, чем среди нестахановцев»
Планета в тот год напоминала бурлящий котел: сформировалась ось Берлин - Рим, в результате чего немцы вошли в Рейнскую область, а итальянцы захватили Аддис-Абебу, в Токио так называемые «молодые офицеры» устроили военно-фашистский путч, в Испании республиканские войска до последнего патрона бились с мятежниками на подступах к Мадриду. А что Сталинск? Жизнь в некогда сонном уездном городке, ставшем известным лишь благодаря Кузнецкстрою, текла своим чередом...
Год начался с очередных подарков: резко снизились цены на фрукты и такие деликатесы, как сгущенное какао, ореховое и розовое варенье. Кило сочных туркестанских гранатов стоило 2 рубля. Для сравнения: в заводской столовой рабочий покупал котлету за 95 копеек. Перестал считаться дефицитом керосин, так как по всему городу открыли свыше 15 точек по продаже необходимого горючего.
Власти обращали пристальное внимание на работу торговли. У всех на слуху был недавний процесс, когда начальника Сталинскторга за хищения в особо крупных размерах приговорили к расстрелу, а его замов к различным срокам заключения. Все заведующие магазинов просто вынуждены были отчитываться перед рядовыми покупателями о проделанной работе и покорно реагировать на все формы критики. Из числа активных домохозяек сколотили 30 так называемых контрольных передвижных постов, которые в любой момент могли ворваться в любую торговую точку и устроить нерадивому продавцу «Варфоломеевскую ночь». В тот год работники городской торговли чувствовали себя неуютно и старались как можно чаще стирать халаты и мыть руки с мылом.
В 36-ом началась популяризация стахановского движения. Специально приглашенный из Ленинградского института охраны труда профессор Шмерлинг разразился в газете статьей «Изумительные примеры стахановского движения», в которой написал, что «оно исключительно благотворно действует на нервную систему и на весь организм, а показатели заболеваемости среди стахановцев в 6,5 раз меньше, чем среди нестахановцев». Дабы не быть голословным, Шмерлинг дал слово сталевару Мартюхову. Тот сказал следующее: «Раньше я был прямо больной, руки дрожали, глаз дергался, нервным был. Стал работать по-стахановски - все как рукой сняло».
И начали сталинцы ставить личные производственные рекорды. К примеру, продавец старокузнецкого магазина №2 Коврижкина с девяти утра до девяти вечера без выходных работала в течении нескольких месяцев. Такого самоистязания не выдержало ее начальство, заставив Коврижкину в приказном порядке пользоваться выходными. Но еще больше, наверное, заслуживает внимания  рекорд трамвайного кондуктора Матяшевой. В августе все трамваи Сталинска начали работать круглосуточно. За 6 дней неутомимый кондуктор, помимо билетов, продала пассажирам 226 книг с проектом новой Конституции.
Работа работой, но и отдыхать как-то надо. Здесь планку держали высоко, предоставляя трудящимся самые различные развлечения. Всю зиму действовал за «Коммунаром» каток. Моховое болото замерзало, и по льду под звуки духового оркестра скользили умеющие стоять на коньках. Претензий у физкультурников к спортивному сооружению было всего две: «Ледяное поле неровное, и мы часто падаем. А еще нет курилки». У кого коньков не было, те отправлялись в Топольники, где действовала однодневная база отдыха. Днем происходили «лыжные вылазки», а по вечерам отдыхающих ждали затейник и пляски у костра.
Пару слов о кино. Львиную долю репертуара составляли происки «клятих американських шпигунiв» (именно так звучал анонс одного украинского триллера). В начале года небывалой популярностью пользовался боевик «Вражьи тропы», в котором речь шла о том, как таежный охотник Степан с колхозниками разбивает подлый замысел беглых кулаков, руководимых иностранными шпионами, поднять восстание. В июне про Степана забыли, так как на экранах с большой помпой прошли «Мы из Кронштадта». По поводу увиденного на страницах газеты выступили с собственным мнением далеко не последние люди Сталинска. К примеру, директору школы №12  очень понравился момент, когда беляков сбрасывают в море. Через месяц пресса вспомнила о директоре еще раз, но уже совсем по другому поводу - ураганом сорвало крышу с учебного заведения, которая отдавила ноги 11-летнему Диме.
В том году зародилась мода на домашние киносеансы. Составлялся график, согласно которому на квартире ударника производства устанавливался кинопроектор, приглашалась бригада в полном составе и шел просмотр с последующим обсуждением. Через несколько дней проектор перетаскивали к следующему по списку. Не забывали и о деревнях. Вот такую заявку прислали из колхоза «Муравей»: «В прошлом году нам показали интересные фильмы «Крестьяне» и «За монастырской стеной». Остались довольны. Теперь просим показать «Чапаева» и картину об абиссино-итальянском конфликте, ежели таковая вышла». В апреле хорошистов одной из школ решили за прилежную учебу наградить походом на «Джульбарса». В назначенное время детвора прибыла к «Коммунару», но их учитель мероприятие проигнорировал. В кассе билетов, естественно, не было. Тут к группе подрулил дяденька, предложивший свои услуги по приобретению вожделенного пропуска в кинозал. Собрав со школьников 64 рубля, добрая душа исчезла в неизвестном направлении. Так и не удалось мальчикам и девочкам в тот день посмотреть на приключения отважной пограничной собаки.
По многочисленным заявкам проживавших в городе «нацменов» газета опубликовала казахскую народную поэму «Кобланды-батыр». Удивило обилие кровавых сцен, многократное упоминание Аллаха и довольно откровенная для тех пуританских лет сцена грудного кормления младенца Кобланды.
В январе 36-го в Англии скончался король Георг V, а по улицам Сталинска под неудержимое тявканье местных мосек провели индийского слона Сингха, недавно оправившегося после убойного сибирского сквозняка. Тем самым госзверинец №6 завершил свои гастроли. За время своего пребывания его посетило 74 778 горожан. Апофеозом, помимо слона, стало показательное кормление удава живыми кроликами. Еще год назад массы были преисполнены любви к ушастым грызунам, но прошло всего ничего, как вчерашних любимцев принародно начали скармливать залетным гастролерам.
В марте 36 коммунистов Сталинска получили партбилеты нового образца, скульптор Гомулин закончил ваять скульптуру «Бурильщики» (это она, окруженная четырьмя жабами и барельефами утиных клювов, долгое время украшала фонтан Сада металлургов), а горсовет выпустил строгое постановление №8 о запрещении езды на велосипедах через заводской тоннель. Нарушителей ждал штраф в размере трех рублей. На эту сумму в столовой можно было съесть 12 порций горохового супа.
19 июня средь бела дня опустилась ночь - то было солнечное затмение: «Население волновалось и с интересом наблюдало через закопченные стеклышки редкостное природное явление. А на берегу Кондомы как ни в чем не бывало невозмутимо продолжали ловить рыбу шорцы». Нонсенс, однако...
Год этот славен тем, что многие сталинцы, как и остальные жители необъятной страны, большую часть своего времени провели в противогазах. СССР основательно готовился к противохимической обороне - зеленая сумка на боку являлась повседневным элементом туалета, а сирены выли постоянно. На улицах дружинники сноровисто отлавливали зазевавшихся прохожих и насильно их бинтовали, одновременно читая лекцию о паралитических газах. И никого не удивлял вид трамвайного вагоновожатого в резиновой маске с хоботом. Ряды Осоавиахима множились, дело его крепло!
Начались повальные соревнования, ставились нереальные с современной точки зрения рекорды. Первыми удивили город пожарные. Ранней весной группа из 12 бойцов, нацепив противогазы, выдвинулись пешим ходом в сторону Новосибирска. На команду параллельно были возложены обязанности противопожарного обслуживания населенных пунктов, в которых бравые брандмейстеры задерживались на привалы и ночлеги. Помимо этого бойцы разъясняли населению важнейшие задачи партии и правительства. Переход занял всего неделю.
Естественно, люди устремились на побитие рекорда, установленного пожарными. Домохозяйки, являвшиеся по совместительству женами инженерно-технических работников комбината, сколотили свою команду и повторили маршрут, побив предыдущее достижение на полтора часа. По возвращении героиням подарили по мелкокалиберной винтовке и закатили в их честь банкет. «Дав торжественное обещание, что каждая из них научит двух других женщин пользоваться противогазами, участницы разъехались по домам». Были и другие рекордсмены. К примеру, строительная бригада Мирошкина, проживавшая в общежитии молодых специалистов, восемь часов спала в резиновых масках. А комсомольцы коксовых батарей всю смену проработали у пышущих жаром печей. Рабочий Батюк, выдержав «всего» 6 часов, сорвал противогаз, но у него имелось весомое оправдание: «Я мог бы и всю смену продержаться, но у печи лицо через резину жжет сильно».
Но самым громким достижением стал лыжный переход Сталинск - Магнитогорск, посвященный десятому съезду комсомола. В конце февраля команды конкурирующих металлургических гигантов выдвинулись навстречу друг другу. Слава богу, без противогазов! Ежедневно в газете публиковались данные о небывалом марафоне. До Омска, где противоборствующие стороны встретились, счет гонки был ничейным. 19 марта отряд противника был замечен под Прокопьевском, тогда как наши находились в Чесьме, что аж в 120 километрах от Магнитогорска. Страсти накалялись. 20 марта «их» авангард вошел в Сталинск. Горожане приуныли, но тут с телеграфа принесли депешу, из которой следовало, что сталинцы ворвались в Магнитогорск на 30 часов раньше соперников. Радости не было предела. 2200 километров были пройдены за 27 дней! Участник похода Чечнев рассказывал: «Мы шли полями навстречу ледяному ветру по заскорузлому насту, пересекали промышленные районы, видели, как растут большевистские колхозы!» Как тут не вспомнить лермонтовское «не то, что нынешнее племя...»
1936-ой стал знаменателен принятием новой Конституции и постановлением ЦИК и СНК от 29 июля, более известным как «Закон о семье». Аборты были запрещены, на злостных алиментщиков начали устраивать облавы, по всей стране строились ясли, и искоренялась порочная практика разводов. Расстаться с нелюбимой половиной стало практически невозможно. Газета публиковала фотографии широко улыбающихся многодетных матерей, а цехкомы и профкомы просто утопали в ворохе жалоб на мужей, игнорирующих постановление Совнаркома.
Когда в Америке ввели сухой закон, в мгновение ока появились бутлегеры. У нас после запрета на аборты возникла востребованная профессия «абортмахерш», берущих за сеанс 30 рублей. Была взята с поличным некая Прасковья Веревкина, которая помимо прерывания беременности подрабатывала хиромантией. Народный суд дал ей 5 лет. Дело Веревкиной стало самым первым в бесконечной череде подобных правонарушений. В среднем в городе ежемесячно вылавливали по 7-10 подпольных акушерок.
24 июля Чкалов, Байдуков и Беляков завершили свой героический перелет, в Англии для слепых выпустили «Дон Кихота» в 12 томах, а заведующий хатой-лабораторией Антоновского сельсовета тов.Поросенков устроил выставку клубнеплодов. Со всего уезда стекались в Антоново делегации, дабы подивиться на клубни агронома-стахановца. Судя по пожелтевшей фотографии, овощи у Поросенкова размерами напоминали дирижабль.

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #4 : Март 05, 2012, 13:11:02 »
0
Оригинал: http://www.city-n.ru/view/81967.html

1937 - й: СМЕХ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ
В самом начале года наконец-то пустили 14 автобусов по маршруту вокзал - Нижняя Колония. Вроде все хорошо, но рабкоры сообщили, что «установился странный порядок остановки на полчаса каждого автобуса у вокзальной диспетчерской. Сплошь да рядом все автобусы идут лишь в одном направлении». Сегодня у горожан претензий к транспорту немало. И тогда он был не всегда безопасен: «16 мая в 11 часов автобус №3550 в тоннеле наскочил на запряженную в пролетку пристяжную лошадь. Дверкой машины лошадь убилась насмерть». Или вот такое сообщение, касающееся благоустройства жилого сектора: «На территории Нижней Колонии всего 30 общественных уборных. Ни на одной нет указаний, где мужское и где женское отделение. Стены зияют дырами размером с окно». Прочитал и немного позавидовал: попробуйте сейчас найти такое количество столь необходимых заведений, пусть и лишенных указателей.
В январе горожане отчаянно путались в днях недели и частенько совершали прогулы, мотивируя это тем, что в магазинах Книгоцентра невозможно купить календарь. Действительно, к новому 37-му в город не было поставлено ни одного численника. Зато все стеллажи занимала новинка «Партизанское движение в Западной Сибири», принадлежащая бойкому перу Демьяна Бедного.
Зимой с небывалым успехом прошла заводская олимпиада художественной самодеятельности. У публики и жюри особую симпатию вызвала группа глухонемых металлургов, а в начале марта, когда пригрело солнышко, вновь возобновились противогазные подвиги: «От заводоуправления до крепости 1 час и 45 минут шли в противогазах комсомольцы коксового цеха под предводительством комсорга тов. Смирнова. На месте участники чувствовали себя бодро и весело». Уже в июне неутомимый Смирнов пошел на побитие собственного достижения и погнал своих подопечных аж до Сосновки!
Костенковский колхоз имени Блюхера гордо отрапортовал, что «в сроки построен первый пункт искусственного осеменения в виде случного станка». Те же «блюхеровцы» запатентовали ноу-хау по избавлению крупного рогатого скота от всяческих недугов: «Двух телят в течение месяца не могли вылечить от поноса, но стоило лишь дать ацидофильную простоквашу, как телятки быстро укрепили желудки».
Продолжали расти рекорды по посещаемости кинотеатров. В 37-ом несомненным хитом считалась «Юность Максима», на которую всего за два июньских дня сходило 4339 человек. На продолжение - «Возвращение Максима», пошли уже 11358 зрителей. Столь резкому увеличению публики способствовало то, что 19 июля малярийная станция и Горкомхоз провели совместную акцию против комаров и мошкары, приступив к ликвидации мохового болота, на берегу которого стоял «Коммунар». Смотреть кино стало куда как комфортнее - уже не надо было в течение всего сеанса шлепать себя по оголенным местам тела и отмахиваться от назойливого гнуса. Единственное, что мешало, так это хулиганье. Из жалобы трудящегося в дирекцию «Коммунара»: «На звуковом фильме «Дарико» группа хулиганов устроила драку, я пытался восстановить порядок и не заметил, как у меня вытащили часы. Прошу разобраться !»
Но самым популярным и доступным зрелищем продолжал оставаться цирк - за лето под куполом шапито побывали 113 тысяч 314 горожан. А ведь это практически весь город! Естественно, кто мог остаться равнодушным перед афишей «Цирк «Никитас» предлагает большой аттракцион маленьких лилипутов. А так же люди-лягушки!» Все представления проходили при полном аншлаге.
Жители Сталинска тянулись к прекрасному, о чем свидетельствует заметка «Спрос на баяны»: «Растет интерес трудящихся к музыке. Одним из распространенных инструментов является баян. На баяны большой спрос. За 8 месяцев только по Сталинскому торгу продано 18 штук. Больше всего спрашивают тульские». Правда, в жизни культпросвета не обходилось без недостатков: «В колхозе им. 17 партсъезда избач Наумов гонит молодежь из красной избы под тем предлогом, что она пачкает семечками и ногами пол избы. Еще Наумов закрывает избу и пьет самогон. Для чего гороно прислал нам этого бездельника?»
Обратил внимание на то, что в предвоенные годы юмору, кроссвордам и ребусам  места не отводили вообще. Про анекдоты вообще молчу. Зато часто печатали стихи. В основном вот такие:
«Иуды Троцкого бородка обмокла бешеной слюной.
Гад этот мерзостный - находка фашистам, бредящим войной!»
Говорить о том, что это был самый страшный год в истории страны, не обязательно. Достаточно мельком пробежать взглядом по заголовкам статей - «Кобелев игнорирует постановление правительства», «Шире борьбу с неполным абортом», «Расстрелять троцкистскую падаль!», «Наглая вылазка против низовой печи», «Держиморда из распредбюро», «Вражье гнездо на блюминге», «Очковтиратели из стрипперного цеха», «Месть кулацких выродков»... Подписи под присланными и опубликованными материалами были более чем осторожные: «Знающий», «Посетитель», «Очевидец», «Рабочий», «Колхозник», «Свой», «группа из семи стахановцев», «жена сталевара». Особой популярностью пользовалась подпись «Иванов». Судя по всему, добрая треть Сталинска носила эту «редкую» фамилию. Анонимы обличали и обвиняли как свое руководство и коллег по работе, так и соседей по коммуналке. Дети от взрослых старались не отставать - большой шум наделало письмо от учениц 7-го класса школы №2 «Нет дружбы с учителями». Девочки пожелали остаться неизвестными, а бедных педагогов трясли на красных коврах, доводя до обмороков и инсультов. Стук стоял такой оглушительный, что, казалось, дятлы со всех окрестностей слетелись на всеобщий референдум.
О чем же конкретно писали возмущенные корреспонденты, требующие пресечь на корню то или иное безобразие? «В буфете на блюминге чай подают в тарелках, так как нет стаканов. Сахар размешиваем большими ржавыми ложками, да и тех на весь буфет две штуки. Пища лежит непокрытой, а если и закрывают, то грязной тряпкой». Вполне справедливая жалоба, но даже под таким безобидным сообщением сталевар убоялся поставить имя, ограничившись инициалами. Или вот: «В школе взрослых №4 на Верхней Колонии орудует группа хулиганов, систематически срывающая занятия. Смех, шум, похабные рисунки - вот гнусные забавы распоясавшихся хулиганов Ломова, Графова и Тарабукина. В нашей группе началось изучение Конституции, но кончить, вероятно, мы не успеем». Здесь уже попахивает хитрецой и переводом стрелок - ведь если кто и завалит столь важный экзамен, то вполне смело можно все свалить на Ломова и его компанию. «Призовите Бублика к порядку. Завскладом заготовок написал кладовщику Бублику требование на рукавицы. Бублик же вместо рукавиц выдал бригадиру тряпку, оторванную от брюк». Жаль, корреспондент не указал, от чьих брюк оторвал штанину жадный на верхонки Бублик.
А вот злободневные сообщения из сел и деревень Сталинского района: «Председатель Костенковского совхоза самодур Кондаков запретил совхозникам под страхом наложения штрафа в 50 рублей выводить на улицу свиней. Зарвавшийся чинодрал предложил организовать для свиней специальные лагери, тем самым дискредитируя работу низовых органов Советов». А вдруг Кондаков просто хотел, чтобы улицы его родного села стали бы более чистыми? Земляки новаторских идей не поняли и настрочили на председателя анонимную телегу. «Председатель колхоза «Ленинизм» Цыганков принудил четырех колхозниц к сожительству с ним. За это обещал им премии как ударникам. Отказавшихся подвергал штрафам». Помимо адюльтера в вотчине любвеобильного председателя «совсем не подготовились к сенокосу, так как в магазине кроме папирос и дорогих «конфект» нету ничего». А в постоянной рубрике «Прокурор Сталинска сообщает» читаем: «Заведующий фермой колхоза «Коммунар» Дураков уехал в город за овсом, угнал двух лучших коней и пьянствовал. Овес не привез и тем самым еще более затруднил выполнение посевного плана». Увеселительная поездка стоила заведующему двух лет тюрьмы. Надо полагать, по году за одного коня.
В номере за 12 марта в рубрике «Партийные взыскания» наткнулся на информацию, которую смело можно причислить к эталонным образцам тавтологии. Цитируем ее буква в букву: «Получив новый партийный билет №0118343, рельсобалочник Сердюков в тот же день напился. По дороге домой выпал с телеги и потерял вещи и партийный билет. За непартийное поведение и утерю партийного билета Сердюков исключен из рядов партии».
К слову сказать, коммунисты образца 1937 года не были такими уж белыми и пушистыми. И многие из них совсем не соответствовали пропагандистскому образу идейных борцов за всеобщее равенство. К примеру, у профорга трамвайного треста  родилась двойня. Молодой папаша постоянно пропивал получку и истязал жену так, что соседи не выдержали и написали письмо на его работу. Тот  отреагировал мгновенной контратакой: «Нашелся враг, я этого врага называю троцкист, который хочет смазать все мои достижения, хочет победить молодого большевика». Естественно, соседи испугались встречного обвинения, и больше тирана никто не тревожил.
Вообще, карательная система действовала весьма странно и выборочно. Летом заведующего конторой Грищенко за один-единственный обсчет рабочих ремонтного цеха расстреляли. Гадалкам, пойманным на базарах с поличным, давали 8 лет. С другой стороны, к истинным нелюдям «карающий меч правосудия» был подозрительно лоялен: «3 октября житель села Терехино поехал на базар продавать корову. По дороге, заманив пряником 10-летнюю девочку-односельчанку в кусты, пытался ее изнасиловать, но был остановлен проходящими мимо прохожими». В приговоре прозвучало 5 лет лишения свободы без поражения в избирательных правах. Или вот: «6 мая житель дома №22 по улице Кирова Лашков разделся донага, выпрыгнул из окна на улицу и бегал за детьми». Даже в наше демократическое время педофил не дожил бы в камере до рассвета. А в 37-ом его всего лишь выселили из элитного жилья, дав ему взамен комнату в бараке на Нижней Колонии. Никаких судебных разбирательств не последовало...
В заключение еще несколько происшествий, которые в Сталинске горячо обсуждали. Говоря современным языком, имели большой общественный резонанс. 15 марта под Винницей кулаки убили молотком пионера Петю Грызлюка, в Испании республиканские войска успешно форсировали речку Тахунья, а у нас: «По шоссе мимо гортеатра проходила машина Сталинскторга, перевозившая дрова. Находившийся на машине грузчик Сартаков, увидев товарища, решил сделать ему подарок и сбросил полено. Пролетев по инерции большее расстояние, чем рассчитывал грузчик, полено угодило в голову проходившей мимо гражданке Бычковой. Пострадавшую с сотрясением мозга увезла карета «скорой помощи», а Сартакова приговорили к 3 месяцам заключения за мелкое хулиганство».
В начале мая работник торговой базы купил у странствующих цыган медведя. Через неделю, почуяв в воздухе адреналин весны, топтыгин сбежал из клетки и стал бродить по территории базы. «Бухгалтер Савин сделал из ремня петлю, залез на забор и сказал: «Я его удавлю!» Медведь мощным ударом сшиб бухгалтера на землю. Тогда на забор полез уполномоченный 4-го отделения милиции тов. Плахута. Начав стрелять из нагана, Плахуте 17-ым выстрелом удалось убить зверя». Жалко медведя, конечно, но он представлял реальную угрозу для окружающих людей. Заинтересовало другое - в револьверный барабан входит максимум семь патронов. Выходит, что палившему в упор Плахуте пришлось, балансируя на шатком заборе, перезаряжать табельное оружие трижды? Судя по всему, этот милиционер вряд ли носил на гимнастерке значок «Ворошиловского стрелка».
Год подходил к концу. В декабре «в клубе строителей слушалось дело поварихи совхоза «Металлург», заразившей гонореей шесть мужчин. В зале присутствовало 600 рабочих с женами». Тогда это малоприятное заболевание писали с двумя «р», что делало болячку звучащей  по-пионерски звонко и совсем не страшной...

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #5 : Март 05, 2012, 13:11:33 »
0
Оригинал: http://www.city-n.ru/view/82395.html

Главы из книги Вячеслава ВОДЯСОВА «НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД N»: 1938-й
Планета продолжала бурлить и клокотать - каждую секунду во всех даже самых укромных ее уголках вершилась история. В канун Второй мировой на ее поверхности не осталось ни одного квадратного сантиметра, на котором ничего бы не происходило тревожного и волнующего. В далекой Мексике генерал Седильо устроил фашистский переворот, Япония и Германия поставили под ружье население, достигшее призывного возраста, Венгрия присоединила к себе Словакию и часть Закарпатской Украины, а апофеозом 1938 года стало мюнхенское расчленение Чехословакии. Сталинцы тем временем ударно варили чугун, строили дома, искореняли последнюю неграмотность, глазели на умных слонов дедушки Дурова...
...писали доносы...
Без дела никто не сидел.
Начало года и в России получилось богатым на события: 1 января был образован комиссариат по военно-морским делам. По сему поводу в городе, в самом центре материка Евразия прошли массовые гуляния. Несмотря на то, что ближайшее к Сталинску море - Аральское, в нескольких тысячах километров, это никого особенно не смутило. В первый январский день открылись первые школьные базары (сейчас их устраивают ближе к 1 сентября, но наши недавние предки делали это зимой). А ближе к вечеру в ДК металлургов состоялся новогодний всегородской вечер танцев под радиолу. Руководству КМК Дед Мороз преподнес чудный подарок - в Сталинск на товарном поезде прибыли два новеньких лимузина «ЗИС». Не стоит ломать голову и гадать, кому они предназначались, и кто на них ездил.
На январь пришлась годовщина смерти Ильича. В скорбный морозный день дети собрались у школы №26, развели огромный костер и провели беседу «14 лет без Ленина - ленинским путем». В заключении мальчики и девочки спели хором «Замучен тяжелой неволей» и «Ты умер, товарищ», после чего разошлись по домам.
Научили читать 250 казахов-кузнецкстроевцев. Неграмотность среди нацменов была полностью ликвидирована. Разнорабочий Кошкумбаев сообщил: «Теперь я грамотный! И хочу у себя в землянке собрать личную библиотеку. Полное собрание сочинений Ленина я уже купил».
Пришла весна - пригрело солнышко, в Берлине прокатились еврейские погромы, а на местном базаре пионер 18-й школы Вася Тлинов нашел кошелек с 200 рублями и отнес находку в милицию. Зима осталась позади, но в магазины Союзмехторга завезли горжеты, беличьи, кротовые манто и шкурки лисы всех видов, на всякий случай, наверное, Сибирь все-таки. Вот еще интересный пример - в Сталинске единственный магазин по продаже культтоваров находился на Кирова,27. Рояли и бильярдные столы в магазинные двери не влезали, поэтому ими торговали с вокзального склада, но «широкие массы даже и не подозревали, что таковые товары имеются в наличии». Уже тогда отечественная торговля являла собой загадку, как для населения СССР, так и для его гостей.
18 апреля городские пожарные отметили свое 20-летие, проведя при большом скоплении народа показательные маневры на доме №4 по улице Кирова. Вечером в Театре металлургов директор КМК тов. Шкляр зачитал поздравление, пожелал бойцам-наркомвнудельцам удачи на поприще борьбы с огнем и троцкистско-бухаринскими выползками, после чего вручил пожарным Васину и Сысоеву патефон и ружье. Вечер закончился танцами.
23 июня на полтора часа все предприятия приостановили работу - Сталинск коллективно слушал по радио трансляцию речи Сталина. После мероприятия состоялись собрания рабочих коллективов и горячее обсуждение услышанного, так что вряд ли в тот знаменательный день кто-то работал. Насчет радио: недостижимой ценностью считались радиоприемники «СИ» и «СВДМ». Последний стоил 980 рублей и был доступен далеко не каждому, это, примерно, месячный заработок сталевара высшего разряда. К счастливым обладателям «СВДМ» приходили семьями и бригадами, те, кому он был не покарману, приемник водружался на видное место, его настраивали на Москву и ловили каждое слово. Если удавалось поймать музыку, то быстренько выносили мебель, и культурные посиделки стихийно перерастали в танцы.
Ближе к лету городские власти, «по многочисленным просьбам трудящихся», вновь подняли вопрос о благоустройстве реки Абы. В первом квартале выделили аж 62 тысячи рублей на приведение русла и берегов в должный вид, так как «Абушка обильно насыщает воздух неприятными ароматами». Минуло почти 70 лет, но в Абе по-прежнему кувшинки не цветут, не плещется форель, зато плавают пластиковые бутылки и, говорят, завелись утки...
Товарняк репрессий тем временем набрал бешеную скорость, полностью потеряв тормоза. На любое служебное головотяпство намертво приклеивали расстрельный ярлык: «Троцкистско-бухаринские бандиты приложили свои кровавые фашистские руки к животноводству - в колхозе «Красный пахарь» они допустили падеж четырех бычков, двух нетелей и шести маток овец». Или вот: «В поликлинике №3 лечили грязью больных кожными заболеваниями, но кучка подлейших из подлых врагов изменила метод подогрева грязи, что уничтожило передовой метод лечения трудящихся». Местечковые идеологи, используя печать, ловко направляли народный гнев на отдельно взятые личности, ставшие неугодными. Иногда лично кому-то из партийных руководителей. После публикаций в прессе на карьере «пропесоченного» можно было смело ставить крест. В мае Сталинск с возмущением осуждал поступок директора треста ресторанов Григорьева, который, возвращаясь с прогулки на собственном автомобиле, отказался довезти до больницы бьющегося в эпилептическом припадке ребенка. Директора музея обвинили в преступном развале краеведческого дела - комиссия в ходе дотошной ревизии недосчиталась кремневого пистолета и пары «особо ценных чучел». Но больше всего камней свалилось на руководителя единственного в городе профессионального оркестра Кобрина: «В отношении музыкантов Кобрин позволяет возмутительные выходки с подозрительным шовинистическим душком. С трубача Зайченко за неправильно взятую ноту было удержано 400 рублей. Оркестр больше не удовлетворяет возросших культурных запросов трудящихся». После травли коллектив перестали приглашать на мероприятия высокого уровня, и его уделом стали скромные танцульки в парках и скверах.
Уже в августе начались приготовления к наступающему охотничьему сезону. Спецкор Соколов писал: «Приближается осень. Охотники-металлурги готовятся к открытию: чистят ружья, покупают дробь, патроны, собак». А что, всех лаек по близорукости в прошлом сезоне перестреляли?
В Костенково колхозники решительно ответили на провокационные вылазки японской военщины усилением оборонной работы, проведя два занятия по изучению винтовки и противогаза. Тем самым, надо полагать, подняв обороноспособность СССР на недосягаемую высоту. И наверняка можно было быть уверенным, что орды самураев, рискни они появиться в Кузбассе, встретили бы в Костенково достойный и решительный отпор.
5 сентября в Международный юношеский день молодежь Сталинска устроила факельное шествие. Всегда считал, что подобное являлось прерогативой чернорубашечников, но и у нас, как выяснилось, происходило подобное. В 10 часов вечера, дождавшись сумерек, юноши и девушки, запалив тысячи заранее заготовленных факелов, прошли колоннами по Орджоникидзе, Молотова, Кирова и Энтузиастов, стекаясь к Дворцу металлургов. До сжигания идеологически вредной литературы, слава богу, дело не дошло. Это сейчас сжигают, так ведь демократия в самом расцвете, не социализм.
Осенью 38-го во все магазины завезли доселе невиданную новинку - кетчуп. Народ, больше привыкший доверять томатной пасте, недоверчиво взирал на продукт и покупал его крайне неохотно. Началась рекламная кампания по внедрению кетчупа в широкие массы. В каждом номере газета убеждала горожан потреблять данный товар и даже публиковала многочисленные рецепты. Более всего запомнился вот этот: «Берем банку консервированных почек «сотэ», 200 г кетчупа, 60 г лука, 10 г чеснока, немного растительного масла, смешиваем и получаем вкусный и питательный салат». Представляю, какое амбре висело в трамваях и автобусах после такого салатика.
Никак не обойти стороной тему криминала, ибо его было много, и одинокому ночному прохожему требовались навыки Чака Норриса или Брюса Ли, чтобы чувствовать себя в относительной безопасности. «17 августа Субботин и Иванов, находясь на Водной станции, украли белье у купающихся девушек Г. и К. Девушки были вынуждены уехать со станции полураздетыми. После этого хулиганы пошли в ресторан №10 и организовали там дебош. Милиционер 2-го участка Петрик пытался воздать хулиганам по заслугам, но получил удар графином по голове». Ухарей все же поймали, и нарсуд дал им по 3 года лишения свободы. Лихие люди обитали в Сталинске!
На улицах росло количество автомобилей, что тут же привело к росту ДТП: «22 сентября грузовая машина №29-93, спускаясь с большой скоростью с горы у Сада металлургов, догнала подводу и, сбив ее в канаву, перевернулась. Шофер Севрюкова получила тяжелые ранения. Лошадь и рабочий, сшибленные машиной, невредимы». «Судному дню» подобный инцидент пришелся бы по душе.
В честь ХХI годовщины советской власти пустили долгожданное трамвайное движение, связавшее Сталинск и Старокузнецк. В декабре ровно столько же исполнилось народному комиссариату внутренних дел. Рабочие коллективы объяснялись ведомству Железного Феликса в любви. И устанавливали в честь «их» праздника трудовые рекорды. Бригада Нехорошева обязалась закончить железнение пола повысительной подстанции ЦЭС. А бригада печи №4 поклялась быть верным помощником в деле разоблачения врагов народа. Героями дня стали начальник Сталинского горотдела НКВД старший лейтенант Плесшин, его заместитель лейтенант Почкай и начальник отделения сержант Кононов. Город должен был знать своих защитников от происков вредительских лап в лицо, и чекистские портреты украсили первую полосу праздничного выпуска. Все это можно назвать смешным, если бы не было так грустно...
Очень хотелось закончить рассказ о 38-ом чем-нибудь светлым и чистым. И такая история в наличии имеется. Один из зимних номеров газеты вдруг неожиданно стал библиографической редкостью - его воровали из изб-читален, вырывали из подшивок и настойчиво требовали во всех киосках и отделениях связи. Такой ажиотаж был вызван тем, что редакция на свою голову опубликовала большое фото испанской медсестры Сильвии Абаскаль, мужественно воюющей с франкистами. Портрет белозубой Кармен из Андалузии вскружил головы молодым холостякам. Редакцию завалили просьбами дать адрес мужественной красавицы. Такого в наличии, естественно, не оказалось, и потерявшим сон и покой оставалось только тяжело вздыхать, глядя на портрет смеющейся в объектив Сильвии.

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #6 : Март 05, 2012, 13:12:03 »
0
Оригинал: http://www.city-n.ru/view/82515.html

1939-й: начало Второй мировой, "Сталинская кочегарка", «Гонорея и брак», «Чужой»
Год начался с хорошей новости для непьющих граждан - завод безалкогольных напитков приступил к выпуску лимонада «Медок» по цене 3 руб.50 коп. за бутылку, ради чего прикупил в Кузедеево 100 ульев. А на время зимних каникул в город приехал цирк «Беретто» (все заинтересованные могли получить справки по телефону 2-32) с программой «Клео Доротти - жгучая женщина с группой ассистентов и лилипутов». Родители начали роптать, что, мол, детям смотреть на подобное еще рано. Циркачи пошли на компромисс, решив показывать в дневное время «говорящую собачку вентролога Бавицкого», а по вечерам «жгучую женщину».
Весной артель «Красная Звезда» объявила об открытии пимокатной мастерской для переработки давальческой шерсти. Уже через неделю появилась информация об утере артельной печати, без которой пимокаты могли забыть о дальнейшем бизнесе. Интереса ради раскрыл «Словарь русского языка С.И.Ожегова», но значения слова «давальческий» найти не смог.
14 июня в магазины «Роскультторга» завезли цветные стружки (что это такое, и зачем они вообще нужны, выяснить так же не удалось), чернила, бильярдное сукно и джаз-барабаны. Последние пользовались спросом , так как молодое музыкальное течение было крайне модным. В клубе ИТР запись в группу тов. Кориева «Западные танцы» длилась с утра и до девяти часов вечера. От желающих научиться танцевать шимми и фокстрот не было отбоя.
В середине лета началась очередная подписная кампания на второе полугодие. Почтовики доложили, что самым большим спросом пользуются «Сталинская кочегарка», «Радиопрограммы» и журналы «Картотека сельсовета» и «Заготовитель сельхозпродуктов».
Начала выходить в виде конкурса с поощрительными призами рубрика «Творчество наших читателей». Самым первым лауреатом стал тов. Захаров, придумавший следующее:
«Врал кулак, что не родится озимая, мол, пшеница,
А пшеница, погляди - кому хочешь до груди!»
Из номера в номер кочевала таблица соревнований между Сталинском и Магнитогорском. В августе, к примеру, чаша единоборства склонилась в нашу сторону: уральцы обошли нас лишь по одному показателю - стали, а мы «взяли первенство по коксу, чугуну, готовому прокату и блюмингу по всаду» (словарь Ожегова вновь поперхнулся, но значения слова «всад» так и не раскрыл).
10 августа председатель горсовета тов. Пинин поднял стоимость проезда на трамвае на 5 копеек, тогдашняя «Электросеть» призвала неплательщиков погасить долги, а в Сад-городе «ушла лошадь, левое ухо пнём. Обращаться: Первый Марс, землянка №64». Что касается жилья, то и тогда его вовсю меняли и продавали: «СРОЧНО продам землянку №126 на ул. 1-ая Береговая или поменяю на такую же в Редаково». Обходились, как ни странно, без ипотечных кредитов и риэлтеров.
1 сентября началась самая страшная в истории человечества война. В тот день пресса сообщила о том, что Калинин вручил майорам-пограничникам Грицевцу и Кравченко звезды Героя СССР, городской военкомат бросил клич «По-боевому проведем призыв в РККА» и опубликовал письмо школьника Мацнева, мечтающего попасть в действующую армию раньше времени, а «Коммунар» пригласил на просмотр цыганской драмы «Последний табор». О вторжении вермахта на территорию Польши ни слова...
5 сентября в 19.30 в летнем театре металлургов состоялась лекция на тему «Гонорея и брак»: «Читает доктор Плацман! Лекция сопровождается диапозитивами! Вход свободный!». Искренне пожалел, что не существует машины времени - очень хотелось бы увидеть фотоматериалы. Хотя бы одним глазком.
А первое сообщение о войне появилось лишь 8-го числа. И то на последней странице в левом нижнем углу. Страшная весть прошла незамеченной осталась для горожан всего лишь небольшим сообщением в столбце «Новости из-за рубежа». В тот день гортеатр начал набор вспомогательно-развлекательного состава, конторе «Снабтоппром» срочно потребовался кучер, а садово-парковое хозяйство приступило к распродаже пальм по сниженным ценам. Вряд ли пресса «промахнулась» с мировой войной: СССР прибирал к рукам новые территории от Балтийского до Черного морей, но говорить об этом слишком громко было «политически близоруко».
Знаменитый создатель «Чужого» Ридли Скотт, наверное, страшно удивился бы, узнав, что его произведение по сути плагиат. Оказывается силами драмкружка театра металлургов города Сталинска «Чужой» давно уже воплощен, правда, не в кино - на сцене. Кружковцы театра металлургов посвятили свою постановку 22-ой годовщине Октября: «Пьеса тов. Соловьева показывает коварные методы работы врагов народа и патриотизм советского народа». Премьера спектакля состоялась 29 октября. Главные роли исполнили техник ОТК Очереднов, служащий электротреста Готвильт и мастер базы механизации Титов. Сталинцы обошлись без лейтенанта Рипли, вместо него в качестве главных героев выступили патриоты советского народа. А инопланетных монстров, плюющихся какой-то едкой дрянью, которую не выдерживает даже корпус межпланетного корабля, с успехом заменили коварные враги народа.
А потом наступил Новый год. Без презента никто не остался, так как подарочные отделы «Роскультторга» вовсю предлагали: «Покупайте праздничные подарки - куклы, вожжи, ружья». Вот так и жили горожане в предвоенные годы...

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #7 : Март 05, 2012, 13:14:27 »
0
Оригинал http://www.city-n.ru/view/83115.html


Сталинск 40-го: Безбожники

Гитлер и Сталин делят Европу; воодушевленные трудящиеся Сталинска...; чемпионы по утюгам и пирожным; дебоширы и хулиганы; Собаки - вегитарианцы
Предвоенный год выдался богатым на события. Словно чувствуя, что вскоре произойдет нечто страшное, народ стремился жить словно бы в кредит. Дабы не валить многочисленные события и происшествия в одну кучу, рассказ о 40-ом поделен на темы.

О ПОЛИТИКЕ.
Теодор Рузвельт говорил, что в политике приходится делать много такого, чего вообще не стоило делать. В тот год планета была охвачена пламенем войны, но СССР на пару с Германией перекраивал карту Европы, распевая при этом жизнерадостные песни. С Гитлером у Сталина была дружба. На протяжении всего года в городской газете ни разу не было упомянуто слово «фашист», Муссолини разве что стихи не посвящали, но зато печатали пресловутую немецкую «Белую книгу», в которой подробно рассказывалось о планах нападения Англии и Франции на СССР. Пресса будущих союзников называла поджигателями войны, страницы пестрели неуклюжими карикатурами на колонизаторов-захватчиков с огромными сигарами и крючковатыми пальцами. И когда писатель Герберт Уэллс предложил подвергнуть Берлин бомбардировке, один из рабочих КМК прислал в редакцию письмо со словами «Сиди уж себе за своим письменным столом!» 2 февраля на первой полосе опубликована речь Гитлера на торжественном собрании, посвященном годовщине прихода национал-социалистов к власти. Фюрер вылил ведро желчи на Чемберлена, вспомнил войну против буров, приписав англичанам, изобретение концлагерей, и придал «огромнейшее значение советско-германскому договору о дружбе и границе». В заключении он сказал, что «всякие попытки британской или французской плутократии спровоцировать нас на столкновение обречены на неудачу».
В тот год под знамена социализма встали прибалты, заявившие, что «только советская власть избавит наши народы от нужды и бесправия». В Бессарабии приступили к раздаче молоткасто-серпастых паспортов. Агентство Рейтер сообщило, что 7 советских самолетов по ошибке сбросили 10 фугасных и большое количество зажигательных бомб на шведскую деревушку Паяла, на что ТАСС ответило, что «все это злой вымысел и плод больной фантазии распоясавшихся империалистических писак».
Основной массе рядовых горожан Сталинска вся эта политика, похоже, была абсолютно «до фонаря» - своих проблем хватало...
ОБ УКАЗАХ И РЕАГИРОВАНИИ НА НИХ.
В июне начался заем третьей пятилетки: «Трудящиеся города с огромным воодушевлением встретили выпуск нового займа. Мастер по ремонту оборудования мартеновского цеха №2 Ткаченко с радостью отдал месячный заработок. Нашему рабкору он сказал: «В капиталистических странах займы идут на усиление аппарата угнетения трудящихся, на грабительские войны. Я же отдаю свои сбережения взаймы родному социалистическому государству. У нас в цехе подписка на заем проходит с большим подъемом!» К примеру, начальник 2-го мартена Котин получал в месяц 1290 рублей, однако «легко» отдал 1800, доплатив разницу из собственных сбережений. Интересно, чем и как питалась семья Котина?
Отец рассказывал, как приглушенно матерился мой дед, когда вместо получки приносил домой пачку облигаций. А в довоенный год того изобилия, о котором сегодня говорят «очевидцы», совсем не было - духовых оркестров и кумача хватало, но в магазинных очередях люди часами давились в попытке купить нужную вещь, хотя черный рынок процветал.
26 июня вышел знаменитый указ «О переходе на 8-часовой рабочий день, на 7-дневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода». За прогульщиков и тунеядцев взялись самым серьезным образом. Уже на следующий день после указа газетные страницы пестрели разгромными статьями типа «Не либеральничать с прогульщиками и летунами!» и «Беспощадно карать дезорганизаторов производства!» В первую же неделю на скамье подсудимых за незначительное опоздание оказались работник цементного цеха Козлов, рабочий коммунального треста Французов и токарь Малахов. Они были первыми! Когда на токаря суд потребовал характеристику, его товарищи прислали следующее: «Малахов - сын кулака, никогда не дорожил рабочим временем. Жалкие оправдания прогульщика свидетельствуют о том, что он злостно игнорирует Указ от 26 июня». Под всеобщее одобрение кулацкий сын был за пять минут приговорен к исправительным работам на 6 месяцев по месту службы с удержанием из зарплаты 25 процентов. Были и пофигисты - пожарный Куртубашев опоздал на полтора часа, за что должен был предстать перед судом. Бравый брандмейстер понял, что терять ему нечего, и на следующий день опоздал вновь, но уже на час и сорок минут.
Указ затронул не только людей, но и собак. Вот выписка из приказа по тресту «Куйбышевуголь»: «Участились случаи самовольного покидания охраняемого объекта служебными собаками». Неизвестно, что сделали с псами, но вохровцев, упустивших питомцев, примерно наказали.
Необходимо ответить, что сотни горожан должны быть благодарны, как ни странно, прокурору Сталинска Б.Кныру. Его обвиняли в либерализме и мягкотелости, а кровожадная общественность возмущалась: «За три недели прокурор разобрал лишь 17 дел, в то время как за этот срок Кныр обязан рассмотреть все 49». Сейчас мы уже не узнаем, кем был городской прокурор - лодырем или гражданином, по-своему спасавшим людей от жерновов слепого «правосудия».
В июне появился еще один указ - «Об ответственности за выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции». Естественно, пресса отреагировала мгновенно, и статьи «Кому нужны такие заклепки?» и «Злостные бракоделы» заняли почетные места на первой полосе.
О РЕКОРДАХ.
Их в тот год было очень много, так как всевозможные соревнования пользовались большим почетом. Продолжалось единоборство КМК и Магнитогорска. То мы их обгоним по прокату, то они нас по стали и коксу. Состязались по количеству перевозок трамвайщики Сталинска и Прокопьевска. Если сравнить население городов, то не трудно догадаться, кто победил. Читаю гордый рапорт: «Есть рекорд! За 17 и 18 мая мясокомбинат выработал 10 тысяч пирожков, что на 200 штук больше последнего показателя». Или вот: «в литейном цехе отдела местной промышленности освоено производство наплитных утюгов. Их выпущено 150 штук. А ежедневно он по стахановски будет выпускать по 100 штук, из них 60 утюгов весом 3 кг и 40 по 2800 г». Хотели штамповать 10-ти килограмовые, предназначенные для утюжки сапог, но в последний момент передумали. Это выходит, что за год в Сталинске делали 36500 утюгов. Сколько же их получалось за пятилетку?
К рекордсменам стоит отнести мастера цеха хлебозавода №2 Чеснокова - он пытался в карманах пальто вынести с родного предприятия 2 кг животного масла и 30 (!) пирожных.

О ХУЛИГАНАХ.
Перед войной их было как опят на пне. В январе газета сообщала: «Дебоширы и хулиганы вот уже несколько дней терроризируют жителей Редакова. Сбившись в группу, они ежедневно безобразничают около магазина №61. С крыш домов хулиганы сбрасывают большие комки снега на головы посетителей магазина, создают толкучку в магазине и бьют тех, кто пытается их унять. Поистине странную позицию занимает милиция и прокуратура, которым отлично известно о безобразнейших действиях деклассированных элементов, науськиваемых врагами народа, желающими дезорганизовать советскую торговлю». Это не специально выбранное - подобные происшествия происходили ежедневно. И не только у нас, раз понадобился специальный указ об уголовной ответственности за мелкие кражи и хулиганство. Через неделю в городе в круглосуточном режиме заработала дежурная камера: «В Сталинске организована спецкамера народного суда. Хулигана, приведенного милицией, сразу же будут судить после совершения им хулиганского поступка». Под раздачу попадали как неисправимые бузотеры, так и относительно безобидные: «30 июля инвалид-пенсионер Хапров учинил дебош на улице Школьной, выражался нецензурными словами, плюнул в гражданку Оброскину». За плевок в советского гражданина инвалиду-хулигану Хапрову дали 3 месяца...
О МОЛОДЕЖИ.
«Не продавать детям табак!» - такую вот компанию начали в июне. Были организованы многочисленные рейды по проверке ларьков и магазинов. «Продажа детям табака запрещена законом, однако торговые организации Сталинска грубо нарушают эти правила. Часто можно видеть школьников, покупающих папиросы и тут же ухарски их раскуривающих». Минуло 60 с лишним лет, а воз, как говорится, и ныне там.
9 июля в заметке «Юный патриот» сообщалось о героическом поступке пионера Иванова: «Возле школы №5 на путях играла группа ребят. Один из них, Коля Иванов, обратил внимание на то, что рельс сильно вогнут. В это время с макадамного завода показался поезд. Авария, казалось, была неизбежной, выход нашел Коля - он снял с товарища пальто с красной подкладкой и побежал навстречу поезду. Директор комбината Белан вручил отважному пионеру благодарственное письмо и 100 рублей премии».
Каникулы были в самом разгаре, когда в конце июля горисполком постановил, что детям до 14 лет запрещено после 22 часов пребывать на улице. А также - на вечерних спектаклях и киносеансах в клубах, садах, парках, стадионе, цирке и других местах. 11 августа вышла статья «Нетерпимые факты», которая поведала о результатах ночной облавы, предпринятой сотней комсомольских активистов: «14-летние девочки страшно хотят казаться взрослыми. Вместо обычного в этом возрасте пионерского галстука у них на груди позолоченные броши. Тонкие ниточки бровей, вульгарно накрашенные губы - такова их внешность. Недавно закончены 8,7 и 6 класс, но Гоголь, Лермонтов и Фонвизин забыты и ушли в область преданий». Такой вот еще патриотизм процветал, одну часть молодежи натравливали на другую, под видом борьбы за нравственность и культуру.
А затем пришел черед учебы. 1 сентября праздновали не День знаний, а Международный юношеский день. Соскучившаяся по занятиям девочка написала по случаю возвращения в школу стихи:
«А теперь - за учебу, за парты, зорче в книгу смотрите глаза,
Чтобы Сталин: «Отлично, ребята!» нам с отцовской улыбкой сказал».
Ученик 9-го класса Коля Суров прислал свои заметки по поводу школьной дисциплины, которая его как редактора стенгазеты и активиста никак не устраивала: «Кое-кто на уроках шепчется. Или еще хуже - читает приключенческую книгу!» Действительно, страшный грех - ведь ботаника со стереометрией во сто крат увлекательнее «Графа Монте-Кристо» или Ната Пинкертона.
Праздничный день закончился собранием общегородского актива, прошедшего почему-то в цирке. (Хотя, чему тут удивляться, был бы в Сталинске зоопарк, наверное, могли бы и там актив забабахать). Прения открыл секретарь горкома ВЛКСМ т. Тупицын. «По окончании актива все участники совершили 10-километровый военизированный марш. Несмотря на холодную и дождливую погоду, не было ни одного дезертира».
В свободное от учебы время дети посещали кружки Осоавиахима, в которых училась чистить винтовки и натягивать противогаз. Были даже курсы по морскому делу. В конце занятий сдавали нормативы на значок «Юный моряк». Получившие столь почетное звание пользовались всеобщим уважением и очень гордились блестящим якорем.
О КУЛЬТУРЕ.
Особой любовью пользовались праздники, приходящиеся не на выходной, и когда появлялся повод в рабочее время стоять не у станка, а гордо продефилировать по улицам с очередным транспарантом, после чего можно было выпить с друзьями пивка. Отмечали что угодно: годовщину стахановского движения, праздник физкультурника, День военно-морского флота и даже Пасху. «Ячейка безбожников провела антипасхальные дни для жителей Редакова, проведя 85 бесед на темы «Был ли Христос» и «Классовая сущность пасхи». А на День ВМФ в детском парке прошли военные аттракционы и показ кукольных спектаклей «Репка» и «Про лентяя». В Томи развернулись соревнования по плаванию: «Они проводились стилями: брасс, вольным, на боку, на спине, с гранатой и в одежде и с винтовкой».
На 23-ю годовщину Октября гортеатр организовал большой концерт-бал. В программе присутствовали водевиль «Беда от нежного сердца», массовая украинская пляска и другие номера. В «Коммунаре» ближе к вечеру состоялась премьера «Светлого пути» с Орловой в главной роли. К главному кинотеатру Сталинска претензий у трудящихся было немало: «Плохо обслуживают зрителей в «Коммунаре». Чтобы выпить стакан фруктовой воды, приходится 10-15 минут стоять в очереди, а купить мороженое совсем невозможно, так как его хватает на первые 5 минут. По неизвестным причинам прекратил свою работу джаз-оркестр. Вместо него в фойе играет радиола, издающая хрип и шипение, смешанные с мотивом какой-то знакомой песни». Что касается джаза, то на фоне борьбы с Западом, космополитизм начали искоренять. Уже упоминавшиеся курсы Кориева по изучению иностранных танцев переименовали в школу танцев начального и повышенного цикла.
17 августа в старокузнецком сквере клуба имени Калинина под эгидой горкома союза предпринимателей открылась танцплощадка с духовым оркестром. В Сад-городе население, живущее у сада железнодорожников, растаскало по досточке на собственные нужды помещение, приспособленное для торговли и кинопоказа. Вот оно, сбылось - «Народное, значит моё!» а в театре имени Серго Орджоникидзе состоялась премьера комедии Г.Фульда «Дурак» в пяти действиях. Спектакль не покидал сцену почти год, и его посмотрел весь Сталинск. К сожалению, не удалось найти рецензию на хит сезона, дабы узнать, чего такого особенного публика в нем нашла. Жаловались и на театр: «В гортеатре имеется 2 рояля и 2 пианино, в инструментах нет нескольких струн, полировка ободрана, педали еле держатся».
«Роскультторг» принимал у населения старые и битые пластинки по цене 3 рубля за кило. Тот же трест поведал, что «любители музыки получили хороший подарок - в магазины завезли комплект граммофонных пластинок с полной записью оперы Чайковского «Пиковая дама». Опера занимает 22 двухсторонние пластинки-гиганты. Исполнение продолжается около 3 часов». Тяжело приходилось истинным меломанам в 40-ом году...
О ТРАМВАЕ.
Трамвайный трест довел до населения, что на основании постановления президиума горсовета за №16 вводится единый тариф оплаты за проезд стоимостью в 15 копеек одним маршрутом и отменяются все ранее существовавшие льготы. Даже обладатели именных маузеров и участники штурма Перекопа лишились проездных привилегий. Если тогда народ и возмущался, то об этом не сообщалось.
В 1940 году по Сталинску бегало 48 вагонов-трудяг, из них 18 моторных и 30 прицепных. За 8 месяцев года было перевезено 20 миллионов (!) пассажиров, а прибыль составила 2 миллиона рублей. Некий Данилов предложил использовать этот вид транспорта для перевозки стройматериалов к возводимым объектам народного хозяйства: «Необходимо, чтобы трамвай ездил в ночное время после двух часов ночи. Я подсчитал, что стоимость перевозки трамваем против автотранспорта сокращается на 30 процентов, а против гужевого - на все 50». К счастью, трамвайный трест рацпредложение энтузиаста Данилова проигнорировал.
19 ноября за ночь выпал снег глубиной в 47 см, и весь городской транспорт встал на несколько часов. Тысячи рабочих и служащих вышли на улицы и вручную откапывали вагончики, дороги и пути из сугробов. Пресса сообщила, что в тот день к опоздавшим на работу карательных мер не применялось.
О ЗВЕРЯХ.
7 июля министром путей сообщения Литвы был назначен некий Пупейкис. В Сад-городе из дома №23 по ул.Пролетарской ушли 2 темно-гнедых мерина и одна кобыла. Проблема с бродячими животными носила до такой степени массовый характер, что трест животноводства решил брать за бродячую корову штраф в 100 рублей. Если денег в кармане не было, то хозяин скотины приговаривался к 30 дням исправительных работ. Тот же трест известил, что «с граждан, полностью уплативших пастьбу, дополнительная плата за случку скота не берется». Ну, хоть на этом спасибо.
«Около деревни Красулино, на выпасах Сталинского горпищеторга, чабан Лапшин поймал лису. Длина ее туловища без хвоста 63 см, высота 45 см». Похоже, уже в то время лисы в окрестностях города считались редкостью, раз газета посвятила событию целую заметку. Тогда же в течении месяца выходило объявление: «Из живого уголка школы №1 сбежал горный козел. Особая примета: без рог». Козел так и не нашелся. Склоняюсь к версии, что он свой жизненный путь закончил в желудках несознательных горожан.
«Замечены лица командного состава пожарной охраны, берущие лошадей для верховой езды. Они относятся к лошадям небрежно и оставляют их на привязи без присмотра, не считаясь с дальнейшими последствиями. Около заводоуправления поставленная на привязь лошадь пожарного Куклина оторвалась и искусала тут же стоящую другую лошадь. Отмечая поименованные выше ненормальности, перечисленное необходимо немедленно устранить». Так и не понял, кого следовало устранить - Куклина или его кусачую савраску? Ну, устранять то тогда умели, более того, в сталинские времена это превратилось в своеобразную национальную забаву.
Под Новый год на шахтном динамитном складе «пала от недокорма служебная собака по кличке Валет». Меню четвероногих охранников состояло в 40-м году только из овощей. Попробуйте-ка в своего питомца впихнуть вилок вареной капусты. А раньше ничего, ели...
...собаки.

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #8 : Март 05, 2012, 13:15:28 »
0
Будет продолжение.

Оффлайн КапризМА7

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 4 048
  • Если у женщины в глазах искорки, значит, тараканы
  • Рейтинг: 0
Re: История города N
« Ответ #9 : Март 05, 2012, 16:19:36 »
0
да, да давай еще прочитала на одном дыхании,сейчас переварю напишу  эмоции
Классно быть молодой мамочкой в декрете! Вскочила в 6 ч., покормила, помыла, поиграла в «ку-ку»,приготовила обед, покормила, спать уложила, помыла, покормила, поиграла в «ку-ку» покупала, спать уложила, можно пойти и расчесаться…

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #10 : Март 09, 2012, 17:34:34 »
0
http://www.city-n.ru/view/83426.html

1946-й: ПЕРВЫЙ ГОД БЕЗ ВОЙНЫ

Главы книги Вячеслава Водясова "Неизвестный город N"
Страна лежала в руинах, дефицит был буквально во всем, экономили каждую спичку и каждый киловатт. Но в новом - 1946-том, отказывая себе во всем, сумели устроить для детворы Сталинска новогодние утренники, на которых Деды Морозы вручили маленьким горожанам 18 тысяч подарков. Взрослые без презента тоже не остались - впервые 1 января был объявлен красным днем календаря. Скажи кто нашим предкам, что через 60 лет мы будем отдыхать полторы недели, они тут же уверовали бы в полную победу коммунизма.
В тот послевоенный год в СССР был принят пятилетний план восстановления народного хозяйства, А за границей Черчилль произнес в американском Фултоне (штат Миссури) свою печально знаменитую речь, разделившую вчерашних союзников на долгие годы железной завесой. Не оговорился, «железным занавесом» ее стали называть гораздо позже. Одной из первых городских директив в наступившем году стало решение горисполкома «О правилах пользования трамваем». В список предметов, запрещенных к перевозке, почему-то включили фотопленку. Кондукторов обязали по первому требованию пассажиров громко и четко называть фамилию и служебный номер. Бензина катастрофически не хватало, и автобусы, ходившие по Сталинску, можно было пересчитать по пальцам. Единственным общедоступным средством передвижения, помимо ног, являлся электротранспорт. И в утренние часы пик на остановках царило светопреставление. Посему определили категории граждан, имевших право относительно спокойно проникнуть в трамвай через передние двери. Помимо детей с сопровождающими лицами в число «счастливчиков» входили «инвалиды с явными признаками инвалидности и беременные женщины с обязательной справкой от гинеколога». Доходило до курьезов. К примеру, гражданку Мышкину, в которой и без справки с печатью за километр было видно без пяти минут маму, ретивый кондуктор не пустил в салон. Как назло, справка осталась дома, и беременной женщине пришлось идти на комбинат пешком. Итогом похода стало опоздание, повлекшее за собой строгий выговор и денежное взыскание.
Продолжал действовать еще довоенный «Закон о семье», направленный на укрепление ячеек общества. И подробная информация о всех без исключения разводах выходила в каждом номере. Унизительная традиция дожила до начала 60-х.
В феврале милиция по залоговым распискам начала возвращать конфискованные во время войны радиоприемники, а трест «Сталинскторг» получил обратно в пользование магазины и киоски, в которых еще год назад располагались эвакуированные предприятия. Заработали ларьки с напитками. Тут же появились претензии на то, что в таких ларьках нет ни кваса, ни ситро, а одна только водка. Некий Иванов сетовал, что полный стакан ему не осилить. И когда он попросил продавщицу налить ему половинку, то получил отказ. Хлеб выдавали по талонам, в магазинах невозможно было купить обыкновенную расческу, зато спиртное лилось рекой. Только-только вновь открывшийся в тот год ресторан «Москва» предлагал посетителям не борщ с котлетами, а «богатый ассортимент вина, водки и пива». А мы сегодня тщетно пытаемся найти причины российского алкоголизма...
Хлебные талоны выдавались по месту жительства, опоздавших получить их вовремя подвергали 10-дневной «пени», ставя их в конец длиннющей очереди. Зато в магазинах «Золотоскупки», как в «Торгсине» времен НЭПа, за презренный металл можно было приобрести все что угодно.
Политические репрессии благоразумно на время утихли, и все силы карающих органов были брошены на борьбу с черным рынком. Безо всякой идеологии и вполне справедливо общество приравняло спекулянтов к мародерам, наживающимся на народной беде. И карало их весьма строго. К примеру, в марте во время облавы на городском рынке был взят с поличным некий Ахмедка, торговавший спичками по 3 рубля за коробок. Коммерсант быстро раскололся и поведал, что товар ему дал его родственник Мамедов, руководивший магазином в Старокузнецке. Обоим дали по пять лет с полной конфискацией имущества. Еще жестче расправлялись с расхитителями хлебных талонов.
Ближе к Первомаю исполком выпустил в свет решение №130 «О благоустройстве и содержании в чистоте города». Сталинцам запретили разбирать на дрова штакетник, обдирать кору с деревьев, привязывать к кустарникам лошадей и выливать помои в почтовые ящики. Последний пункт постановления заинтересовал - выходит, раз возник такой запрет, были прецеденты?
Летом восстановили зону отдыха на Водной - с действующим фонтаном, и приглашенными из столицы джаз-оркестрами, которые играли на открытых эстрадах. Цирк начал первые послевоенные гастроли, а театр представил на суд общественности 22 премьеры!
В середине августа в окрестностях Кузедеева произошло событие с налетом мистики: там объявился «медведь особо крупных размеров». Обнаглевший топтыгин средь бела дня врывался в село и поедал телят и поросят. Местные попытались уничтожить косолапого своими силами, но хитрый зверь ловко уходил из расставленных ловушек. Тогда кузедеевцы официально обратились в горисполком с просьбой направить к ним самых опытных городских снайперов. Погони и засады продолжались около месяца, но медведя поймать так и не смогли.
Под Новый год городской кружок самодеятельных литераторов подвел итоги деятельности, выявив наиболее талантливых своих членов. Лучшим в номинации «Проза» стал т. Евсеев с повестью «Гудит мартен». Словами одобрения был отмечен поэт Гаврилюк, описавший в сатирической поэме «Грузовик» неудовлетворительную подготовку некоторых МТС (машинно-тракторная станция) к уборочной страде.
Резко пошла вверх рождаемость - родильный дом не справлялся с наплывом пациенток и из номера в номер давал авральные объявления о приеме на работу акушерок хоть с каким-нибудь, да стажем. Жизнь продолжалась!..

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #11 : Март 09, 2012, 17:35:22 »
0
Выборы-выборы, депутаты - ..."
http://www.city-n.ru/view/83810.html

Главы из книги Вячеслава Водясова "Неизвестный город N". 1947-й: Новый рубль, бразильские фашисты, отмена карточек и один день изобилия...


Закончились листки в первом послевоенном календаре, год лишений закономерно стал историей, и страна встретила новый 1947-й, от которого ждала очень и очень многого. Жизнь медленно, но верно входила в прежнюю колею.
Новый год встречали так, как и положено встречать самый лучший на свете праздник. Экономные хозяйки берегли талоны на продовольствие, но при этом демонстрировали чудеса кулинарии, умудряясь из скудного ассортимента продуктов приготовить массу разнообразных блюд. Из каждого клуба неслись звуки духовых оркестров и трофейных аккордеонов, повсюду шумели балы-маскарады. Правда, без пригласительного билета невозможно было попасть ни на один карнавальный вечер - все зарезервировали загодя еще в начале осени 46-го. Для любителей спокойного времяпровождения 31 декабря в 18 часов в пединституте устроили научно-популярную лекцию «Происхождение человека» с демонстрацией анатомических муляжей и познавательных плакатов и схем. Короче, кто как мог, тот так и веселился.
16 февраля в Америке скончался до неприличия богатый Генри Форд, в отрогах Сихотэ-Алиньского хребта упал метеорит особо крупных размеров, а на сталинском базаре пилоправ комсомолец Гриша Бедарев нашел хлебные карточки на имя Хайрутдиновой и через милицию вернул ценный талон хозяйке. За проявленную честность начальник стройконторы т. Шапочкин премировал Григория чудным диагоналевым костюмом.
В конце февраля много возмущений вызвал единственный концерт Шульженко. Пресса в каждом номере исправно сообщала, что выступление столичной звезды переносится с 28 на 25 февраля. Выяснилось, что газету читают не все. Негодованию не было предела, когда проворонившие концерт узнали, что Клавдия Ивановна давно уже уехала, а им предлагают послушать какого-то виолончелиста Рубахина. Это все равно, что вместо Пугачевой вам подсунут Никиту Малинина.
К Первомаю издали очередной указ о поддержании в городе чистоты. Помимо запрета на уже упомянутое выливание помоев в ящики для корреспонденции, добавили пункты о наказании за выбрасывание пищевых отходов из окон и развешивание белья на деревьях. Также постановили, что в общих уборных нечистоты следует убирать не реже одного раза в сутки, а вывоз фекалий производить с 22.00 до 5.00.
24 мая в Голливуде началась печально известная «охота на ведьм», мировая общественность обсудила бедственное положение туземцев Южной Африки, а в нашем цирке в 18.00 заезжий богатырь Жеребцов поднял зубами быка. Интересно, за какое место он его поднимал? Выступление завершил латвийский укротитель гиен и шакалов с типично прибалтийским именем Антонио.
В первый летний день в драмтеатре прошел городской смотр коллективов художественной самодеятельности. Первое место заняла работник ДК строителей Поля Трофилова, продемонстрировавшая публике свое умение отплясывать гопак. Всегда считал этот танец сугубо мужским. Ай да Поля!
8 июня чуть ли не весь город прибыл на Водную. Главную арку парка культуры и отдыха украсили гербом СССР и портретами Сталина и Молотова, а по бокам аллей и дорожек расставили щиты, отображающие развитие народного хозяйства. Для посетителей играл Ленинградский духовой оркестр, работали вертикальное колесо, аттракцион «Летающие люди» и читальня. К пунктам проката лодок и гамаков выстроилась нешуточная очередь. Ярко светило солнце, а в кружках пенились ситро и свежее пиво.
27 июля вся страна с подъемом отметила День физкультурника. По сему поводу в Сталинске состоялся красочный парад. «Стройной колонной идут спортсменки Молотовского района. С интересом смотрят на их молодые и загорелые тела, пришедшие на праздник зрители». Хорошенькое дельце - молоденькое тельце...
Лето 47-го ознаменовалось постановлением горсовета за №343 «О правилах уличного движения». Был запрещен прогон скота табунами по проспектам и улицам Молотова, Кирова, Ленина и Энтузиастов. Исключение сделали для пастухов, имеющих специальное разрешение от горкомхоза. Ввели ограничение скорости по центральным авеню до 25 км в час. Под особый контроль взяли трамвайные остановки - всему транспорту разрешалось трогаться с места лишь тогда, когда трамвай закроет двери, а все пешеходы перейдут через дорогу. Новокузнечане уже и забыли, что когда-то можно было, смело покидать трамвайный вагон на ходу, не боясь при этом быть раздавленным в лепешку.
Много нареканий вызывали факты продажи дефицитных товаров с нагрузкой. В 47-м самое необходимое и востребованное продавалось в коммерческих магазинах «Главособторга». В нагрузку к спичкам прилагалась 10-рублевая пачка «Беломора». Лакомкам вместе с печеньем подсовывали селедку со специфическим душком. Тут же можно было приобрести галоши за 250 рублей, но только с серпом в придачу. Молот, при этом, в нагрузку к резиновой обуви не прилагался.
Продолжали свои выходки хулиганствующие элементы. Молодые рабочие КМК попросили начальника городской милиции т. Кулдыркаева «пресечь дебоширов», мешающих им проводить досуг. В открытом письме указывалось, что «3 июня в конце вечера хулиганы умудрились перетянуть колючей проволокой выход с танцплощадки. Люди запутались, упали, а комсомолец Лютиков порвал единственные брюки». Петицию подписали 20 с лишним человек. Ох, и круты были хулиганы в Рабочем поселке, раз такая ватага предпочла обратиться за помощью в милицию, а не собственноручно навести порядок.
Практически одновременно появились указы «Об уголовной ответственности за хищение государственного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан». За нарушение последнего нарушителей карали гораздо строже. Вот характерный пример: некий Ковалев украл со склада 40 кг хозяйственного мыла, но был пойман и получил 2 года лагерей. А 8 июля нигде не работающий Митрофанов взломал окно столярной мастерской паровозного депо и вынес 5 стамесок и одно полупальто, принадлежащее плотнику Марфутину. Вора на 8 лет отправили в отдаленные районы РСФСР. Мораль: если бы Митрофанов стащил только стамески и не позарился бы на гардероб советского гражданина, то и сидел бы в 4 раза меньше.
21 октября Бразилия разорвала дипломатические отношения с СССР. Президент страны, где много диких обезьян, в массовых народных беспорядках усмотрел руку Москвы. Наши тут же вспомнили, что еще в гражданскую бразильцы помогали Антанте душить юное советское государство. Затем МИД объявило дерзких латиноамериканцев фашистами и потребовало от ООН расследовать факт утаивания Бразилией беглых военных преступников. Южная Америка «испугалась» до такой степени, что на следующий день Чили и Парагвай отозвали своих послов на теплую родину. В Сталинске по этому поводу слишком не горевали. И особенно паровозники, так как к концу октября они не только выполнили годовой план, но и подняли производство на 80 %, сэкономив при этом 292 тонны угля. Как им это удалось, пресса не сообщила.
Той же осенью провели перепись скота, поставили на учет все велосипеды, а на КМК при гидросмыве косогора на глубине 14 метров обнаружили кости первобытных зверей: оленя, бизона и мамонта. Директор комбината Белан обязал строителей все подобные находки тщательно отбирать, а наиболее ценные передавать в музей. Старший хранитель Конкордий Евреинов поблагодарил товарища Белана и сказал, что «краеведческий музей необходимо сделать рассадником знаний по истории Кузбасса».
14 декабря вышло постановление Совмина, которого с замиранием сердца ждала вся страна - с этого дня по территории СССР отменялись карточки на питание и товары народного потребления. Ушли в прошлое коммерческие и пайковые цены, а единая цена на хлеб и муку снизилась на 12%. В том же постановлении объявили о проведении денежной реформы. Всего за неделю старые рубли с изображениями шахтеров и летчиков, поменяли на новые, внешне похожие на дореволюционные банкноты. Мелочь трогать не стали, а обмен купюр производили из отношения 10 старых на 1 новый рубль. Новые цены захватывали дух - за спичечный коробок, еще вчера стоивший у спекулянта трешку, просили 20 копеек, а пачку элитного «Беломора» продавали за 4 рубля.
Всех «добили», в хорошем смысле этого слова, выборы в Верховный Совет. Именно с 47-го пошло совдеповское поветрие заманивать избирателя на участки не трескучими лозунгами и кумачовыми лентами, а пищей. Сегодня можно ерничать над этим, а в голодные послевоенные годы, просто увидеть фрукты, чай, сахар, масло, сыры, окорока и много-много колбасы в одном месте, да по доступным ценам... Одной только выпечки было 30 наименований. Само собой был резон прийти как можно раньше, бросить бюллетень в урну, после чего отовариться невиданными деликатесами. А любителей поспать ждали уже пустые прилавки.
Учитывая, что каток власти перестал давить репрессиями, дав народу на некоторое время передышку, при этом «завалил» его едой, настроение в обществе в целом улучшилось. И люди продолжали жить.

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #12 : Март 09, 2012, 17:35:57 »
0
Подвиг пенсионера Епихина
http://www.city-n.ru/view/84131.html

1948-й: Пятилетку досрочно; монголы читают Сталина; муза - вагонолопатчица; "беззаветный" Епихин.

СССР жил под девизом - «Пятилетку в 4 года», что безо всякой идеологии было итак актуально - страну необходимо было как можно быстрее поднимать из разрухи военных лет. Отменили смертную казнь, народу разрешили покупать и строить индивидуальные жилые дома, но запретили браки с иностранцами. А начало года было ознаменовано еще одним снижением цен. Водка, пиво, мотоциклы, табак, золото и кетовая икра подешевели на 20 процентов. Помнится, бабушка рассказывала, как мой дядя, тогда еще совсем маленький мальчишка, облизывался глядя на витрины и говорил, что когда вырастет, будет кушать только икру и балык. Когда дядя подрос, балык успел уйти в область преданий - пищевая роскошь, словно бы сошедшая со страниц «Книги о вкусной и здоровой пище», конечно же существовала, но не для всех. На 10 % стали меньше стоить практически все товары народного потребления, вплоть до новинки автопрома - горбатого «Москвича». В нашем городе первым владельцем «Москвича» стал металлург Николай Куксин.
14 января в Москве вышел первый том сочинений Сталина на монгольском языке, а в Сталинске в районе треста «Куйбышевуголь» потерялась лошадь. Хозяин объявления о пропаже копытного в тексте не просил сообщить о животном, он требовали вернуть коня. Домохозяйка Кочетова со страниц городской прессы возмущалась: «Все можно купить сейчас в продовольственных магазинах Сталинска, нет только дрожжей». Чуть ниже сообщалось об аресте самогонщицы Анисьи Козловой. Видимо, домохозяйка была не совсем права, дрожжи на прилавках города все-таки появлялись, но их скупали самогонщики - бражку то они на чем-то ведь ставили.
10 февраля ЦК ВКП(б) в кремле вынесло вердикт: оперу Мурадели «Великая дружба» считать порочным и антихудожественным произведением. Вождю не понравилось, что ингуши и чеченцы получились вполне симпатичными людьми. В далеком сибирском городишке «культурная» жизнь так же била ключом, в Ситалинске состоялось очередное заседание самодеятельных литераторов. Местечковые заседатели от культуры не отстали от «ценителей искусства» из ЦК ВКП(б) и не менее сурово осудили одного из поэтов: «Оживленно обсуждались новые стихи Афанасьева «Забойщик Комаров» и «Вагонолопатчица Опарина». Пришли к выводу, что автор слабо открыл душевные качества своей героини». Надо сказать, что местным писателям раз в квартал отдавали целую полосу, хотя бумага считалась дефицитом №1, а сама газета выпускалась на одном листе. Некоторые номера делали на тонком картоне или папиросной бумаге. (Парадокс! - осетрина была, но заворачивать ее было не во что.) Тем не менее творения местных авторов регулярно публиковались, вот начало одного из опусов писательницы Раисы Гуревич под названием «Песня»: «Зал долго аплодировал юноше, неукротимой волей побеждающего время. Молодой забойщик свою пятилетку выполнил за два с половиной года и теперь давал торжественное слово трудиться в счет 1951 года». Рекорд вымышленного героя был вовсе не из разряда фантастики. Например, в апреле 1948 местный столяр по фамилии Зело-Зелинский осилил пятилетний план за 2 года и 3 месяца, пообещав за оставшееся до конца пятилетки время выполнить еще не менее одной 5-летней нормы.
В том же апреле появился гневно-критический материал «За великий город, достойный великого Имени!», в котором речь шла о том, что негоже позорить столь почетное название мусорными кучами и унылыми переулками. Все силы бросили на улучшение благоустройства, а главный архитектор т. Габелко разработал генплан застройки города. Прежде всего, решили на всех центральных улицах убрать «провинциальный» деревянный штакетник, сменить его на благородные решетки чугунного литья. Образцы выставили в краеведческом музее на всеобщий референдум. Народу решетки понравились. В качестве эксперимента первую фигурную ограду установили в сквере на площади Побед вокруг монумента вождя.
12 мая наконец-то был арестован жулик, от которого страдали все рестораны и столовые Сталинска. Махинатором оказался машинист водонасосной станции по фамилии Гельфанд. Предприимчивый гражданин украдкой выслеживал работников общепита, грешащих нарушением правил торговли - недоливом спиртного, обсчетом и прочим обманом клиента, уверенно подходил к ним и суровым голосом заявлял, что он контролер госторгинспекции. (Насмерть перепуганным кельнерам и официантам даже в голову не приходило испросить какой-нибудь документик, подтверждающий личность и полномочия «товарища инспектора».) Затем Гельфанд заказывал роскошный ужин, обильно кушал, сдабривая яства водкой и пивом, после чего важно удалялся (естественно, не расплатившись, да и не осмеливались потребовать плату общепитовцы с «госторгинспектора»), взяв с официанта слово, что тот будет вести себя хорошо.
14 мая еврейский национальный совет заявил о создании независимого еврейского государства Израиль на берегу Средиземного моря. В центре континента Евразия, в совхозе «Антоновский» приступили к массовой посадке картофеля, а в Кемерово наш земляк, сталинец борец Посуконько уложил на лопатки всех соперников, став чемпионом Кузбасса.
Лето только началось, но в лекционном зале дворца металлургов уже состоялось заседание Орджоникидзевского райсовета, посвященное подготовке жилья к зиме. По окончании заседания лектор Октянская рассказала присутствующим о великом критике Белинском. Видать т. Белинский кроме критики писал еще и трактаты, посвященные подготовке жилфонда к зимним холодам. Но известно это, похоже, только узкому кругу специалистов - лектору Октянской, например.
В середине июля садовод Потапов привез с Кавказа вагон диковинных саженцев. В Сибирь прибыли пальмы, японские мимозы, лимонные, банановые и самшитовые деревья. Пединститут приобрел 11 пальм, а СМИ аж 21! Труды Потапова оказались напрасными, так как капризная флора не вынесла испытаний сибирским климатом и вымерла в одночасье. Жаль. Было бы здорово сегодня прогуляться по проспекту Металлургов под сенью бананов и пальм.
Домохозяйки, живущие в Трестовском переулке, через газету всему городу рассказали о безобразиях, учиняемых пионером Сашей Чебаном: «Он терроризирует весь двор, отбирает у маленьких деньги, а 14 июля толкнул в подъезде 65-летнюю старуху, у которой вскочила шишка на голове и вылетели протезы зубов». Мать 13-летнего хулигана в ответ заявила, что ее Александр - ангел, а соседки просто завидуют их положению, так как Чебан - старший является не просто жильцом, а слушателем Кемеровской областной партшколы. Интересно, кем стал Сашенька Чебан, когда вырос? Вероятно таким же пламенным партийцем - коммунистом, как его отец.
18 октября в «Коммунаре» показали первую серию «Молодой гвардии». В первый день показа в кинотеатре побывало 10 тысяч человек. Подобной посещаемостью могли похвастать лишь «Веселые ребята» да «Чапаев». Но пришли новые времена, а вместе с ними и новые герои. Во время демонстрации второй части кинотеатр брали штурмом, а очередь в кассу предварительной продажи занимали за несколько дней до сеанса. Все думали, что молодогвардейцы надолго удержатся в лидерах проката, но их рекорд побила вышедшая к ноябрьским праздникам «Повесть о настоящем человеке». Молодежи в то время было с кого брать пример. Образцами для подражания служили ходульные киногерои в идеологически выхолощенных кинолентах, которые не имели почти ничего общего с реальными людьми - настоящими героями войны.
Такая пропаганда «коммунистических ценностей» через создание эпоса о героях военных лет, в свою очередь порождала «героев» в гражданском обществе послевоенного времени. Вот образец - «патриотизма» пенсионера Епихина. Процитируем его дословно: «Дочь Антонина училась в институте, и я высылал ей ежемесячно свою пенсию в 150 рублей. Тогда я сам себе дал слово, что как только дочь получит диплом, я от пенсии откажусь. Желание мое исполнилось - Антонина стала инженером и поэтому прошу прекратить мне выдачу пенсии». Сотрудник Старокузнецкого собеса Казаков заявил, что патриотическая просьба Епихина была удовлетворена, и с января 1949 года никакой пенсии ему начисляться не будет. Инициатива Епихина отклика среди пенсионерской общественности Сталинска почему-то не нашла. Не поддержали его пожилые сталинцы, не оценили епихинского энтузиазма.

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #13 : Март 09, 2012, 17:36:41 »
0
Планов громадьё
http://www.city-n.ru/view/84363.html

1949-й: КАЗАЧЬИ ПЛЯСКИ ВОВЫ ШУБАРИНА

Год стал своеобразным рекордсменом по части «круглых» дат. В СССР с размахом отпраздновали юбилеи Сталина, Пушкина и академика Павлова. По случаю 100-летия со дня рождения великого физиолога лектор Трахтенберг провел в колхозах Куртуковского сельсовета 28 бесед. В Сталинске, кроме того, отметили 350-летие поселка Нарым. К юбилею, в заброшенной деревушке, появились: клуб, библиотека, школа, больница, гостиница, ясли, радио и телефон. Как же, ведь при ненавистном царизме тут отбывал срок сам товарищ Сталин.
В 49-м шоссе «Диагональное» переименовали в проспект имени Курако, на улице Ленина наконец-то постелили новый деревянный тротуар для пешеходов. В Сталинск прибыла большая группа ведущих архитекторов из Ленинграда. Закипела работа по изменению облика города, и Сталинск стал напоминать гигантскую стройплощадку.
По итогам выполнения плана восстановления и развития народного хозяйства КМК был признан Совмином - лучшим металлургическим заводом СССР. Показатели по выпуску всех видов продукции зашкаливало - объем производства превышал 100 и нередко доходил до 120 процентов. Но отличились не только металлурги, например, виноделы - выпустили шампанского в 4,5 раза больше, чем запланировали - 453 %. Что с людьми трудовой энтузиазм вытворял! Прям солнечная французская провинция Шампань, а не захолустный городишко в центре холодной Сибири, окутанный металлургическим смогом.
В драмтеатре из-за сильного опьянения исполнителя главной роли сорвался предновогодний показ спектакля «Без вины виноватые». Спустя 56 лет - 25 декабря 2005 года история повторилась, зритель по той же причине не увидел спектакль «Укрощение строптивой». Живучи, однако, театральные традиции! В 49-м спектакль заменили опереттой «Мистер Икс». Видимо, весьма занятное было зрелище, ведь мистера Икса и все остальные роли в оперетте исполняли лилипуты.
Зимой горсовет принял постановление №757 «О борьбе с нарушением ассенизационным транспортом санитарных правил». Золотари, невзирая на постоянные запреты, продолжали возить свои благоухающие миазмами подводы по центральным улицам, да еще в светлое время суток. Тем самым ассенизаторы нарушали предписания санэпидемнадзора и просто правила приличия. Следить за тем, чтобы в «зимнее время фекалии хорошо были покрыты снегом» поручили милиции и обязали работников внутренних органов строго карать нарушителей санитарных правил штрафами.
В январе Трумэн разорвал мирный договор между СССР и США, молодой Израиль начал затяжную войну с арабами. В Сталинске филиал «Всекохудожник» выполнил «серьезный заказ общественных организаций города»: художники написали, не жалея холстов и красок, 200 больших портретов преобразователей природы Мичурина и Лысенко. И ни одного Вавилова...
К 23 февраля мясокомбинат освоил выпуск «чесноковой», закусочной и говяжьей колбасы по 18 рублей за кило, а на 15-й сессии народных депутатов постановили сделать Сталинск самым красивым городом Кузбасса и вызвали на соцсоревнование по благоустройству Кемерово и Прокопьевск. На той же сессии решили снизить цену на картофель с 80 копеек до 60 за килограмм.
Весной страну накрыла волна фестивалей, конкурсов, смотров и олимпиад художественной самодеятельности. Пресса сообщала, что даже в Туркменских кишлаках действуют 800 коллективов народного творчества. А чем хуже сталинцы? И городской актив ответил своей культурной программой. 1 апреля отпраздновали не День дурака, а закрытие городского слета самодеятельных коллективов с подведением итогов. Всех перепел хор кирпичного завода под управлением т. Богоявленского, исполнивший песню «Все, чем сильны мы и богаты». Среди детских коллективов не было равных казачьей пляске в исполнении ученика семилетней школы №20 Вовы Шубарина. Вот так с 1 апреля 1949 года началась звездная карьера нашего земляка. Нынешнему поколению это имя вряд ли что скажет, а вот в середине 70-х Шубарин был популярен так же, как сегодня «Тодес». Редкий «Голубой огонек» обходился без элегантного новокузнечанина с обаятельной улыбкой, отбивающего чечетку.
На Первомай все магазины обязали работать допоздна, площадь Побед украсили портретами Сталина, лучших металлургов и красочно выполненными показателями работы смен и цехов завода. Демонстрацию обслуживали 70 передвижных лотков, 50 киосков и 55 тележек с разнообразными вкусностями и напитками.
Открылся сезон отдыха на Водной: «Вот от берега отчаливает лодка. На веслах мастер цеха сбороклепки заводи имени Молотова Николай Федорович Белов, у руля работник пожарной охраны Александр Григорьевич Кривоусов. С ними в лодке весело смеющиеся их знакомые - мастер-швея райпромкомбината Анна Ивановна Манякина и контролер ОТК машзавода Валентина Алексеевна Бобровская». Вот так «живописали» открытие сезона и отдых выходного дня в местной прессе. Больше похоже на перечисление участников какого-нибудь нудного партсобрания, коих тогда проходило во множестве. Через несколько дней в газету пришел протест сбороклепщика Белова, который возмущался и сообщал, что ни на какой Водной в тот день не был и никаких Манякиных и Бобровских он знать не знает и слыхом о них не слыхивал. Газета ответила сбороклепщику - разберемся, и редактор отстранил, написавшего репортаж журналиста, от дальнейшего творчества.
В городе тем временем продолжалась борьба за чистоту и благоустройство. Инспекторы народного контроля посетили Водную, и обнаружили на пляже стадо коров во главе с откормленным боровом. После строгого допроса сторожа Евсея Грохотова, контролеры выяснили, что все животные являются собственностью сталинской интеллигенции: свинья принадлежит заведующему культотделом завкома Горлову, часть коров - редактору газеты «Металлург», другая - директору парка «Водная». Проверки народного контроля, прокатившиеся по городу, выявили многочисленные «служебные злоупотребления». К примеру, директор школы №3 прямо в сквере возглавляемого им учебного заведения выращивал капусту и картофель для собственного потребления. Нарушителей продернули в печати, опубликовав пару-другую фельетонов и карикатур на злобу дня. Тем все и закончилось.
18 мая в Европе французские реакционеры начали травлю Жолио-Кюри, а в Сталинске состоялся футбольный матч второй лиги на первенство СССР. Местная команда «Металлург Востока» со счетом 2:1 разгромила «Цветные металлы» из Каменск-Уральского. Свою победу футболисты посвятили 150-летию со дня рождения Пушкина. После такого триумфа футболисты сталинска расслабились и следующие игры вчистую продули - беловчанам и свердловчанам, в результате вылетели из турнира совсем.
28 мая всего на один день прибыл Павел Кадочников, ставший кумиром миллионов после «Повести о настоящем человеке» и «Подвига разведчика». В Сталинске состоялись 4 концерта «суперзвезды» в летнем театре металлургов и еще один ночью - для узкого круга блатных зрителей в «Коммунаре». Кадочникова сменил золотой голос СССР Иван Козловский, исполнивший при полном аншлаге арию Ленского. В Сталинск 40-х приезжал «не второй сорт», или какие-нибудь очередные «полуфабриканты», как сейчас, а звезды первого эшелона, мировые знаменитости.
Однако только духовными ценностями сыт не будешь. Летом из Средней Азии пришли 37 вагонов с яблоками и арбузами. А дирекция «Роскультторга» закупила на три с половиной миллиона рублей велосипедов, мотоциклов «ИЖ-350», импортных роялей, радиол «Урал» и фотоаппаратов «Киев» и «Комсомолец».
В 49-м окончательно рассорились великие тезки - Иосиф Виссарионович и Иосип Броз Тито. Еще вчера другу и соратнику дарили звания и высшие награды, а сегодня газеты пестрели заголовками «Тито - инструмент в руках Вашингтона» и «Югославская компартия во власти убийц и шпионов».
Осенью в Италию из США по плану Маршалла завезли партию картофеля, а вместе с ней и колорадского жука. А в Сталинском цирке завершился очередной сезон. Директор цирка т. Хархурим сообщил, что коллективом учреждения план по посещениям этого очага культуры выполнен и перевыполнен - «за год к искусству приобщилось 100 тысяч горожан». На прощальном выступлении циркачи катали детвору на слонах и показывали негритянского певца Тита Ромалио, который проникновенно исполнял старинные русские романсы. Перед самым отъездом циркачи дали «веселое» объявление: «Цирк купит лошадей для кормления зверей». Ну, правда, не на пустой же желудок ехать хищникам!

Оффлайн Капитошка

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 18 394
  • Рейтинг: +50
Re: История города N
« Ответ #14 : Март 09, 2012, 17:37:35 »
0
Самодеятельный хор дворников
http://www.city-n.ru/view/84859.html
1950-й: На "Победе" с ветерком

Год начался с развешанной по городу рекламы: «Покупайте и пейте самое лучшее виноградное вино - советское шампанское!». Газета опубликовала рекомендуемые к употреблению тосты и здравицы. Вначале предлагалось выпить за товарища Сталина, а уж только потом за рабочие руки и переходящее красное знамя.
12 января в СССР вернулась смертная казнь. Ее применяли только к изменникам Родины, шпионам и подрывникам-диверсантам. А к выборам в Верховный Совет правительство презентовало еще одно внушительное снижение цен. Хозяйственное мыло, кремни для зажигалок и игральные карты подешевели на 40 процентов, а мука, хлеб и черная икра на 30. 1 марта с самого раннего утра отмечалось радостное оживление и очереди к магазинам. Вечером подсчитали прибыль и подвели итоги, сравнив их с предыдущим днем. Выяснилось, что колбасы и мыла купили в 3 раза больше, но абсолютный рекорд продаж установило вино, раскупленное в десятикратном размере.
К самим выборам сталинцы отнеслись крайне серьезно, а трудовые коллективы устроили соревнование, в котором победившим считался тот, кто проголосует раньше всех. Поэтому очередь к участкам занимали, чуть ли не ночью. Студентка Черева сказала: «В царской России дочери рабочих и крестьян даже и не мечтали о высшем образовании. А я в этом году кончаю пединститут. Вот почему, идя сегодня к урне, я с радостью проголосую за кандидатов сталинского блока коммунистов и беспартийных». А что, у студентки Черевой была тогда какая-то альтернатива, как, например, у нас, на только что прошедших выборах образца декабря 2007-го?
Сибирский металлургический институт - СМИ отметил свое 20-летие, закончили возводить первый корпус городской больницы, на улицах Сталинска появились таксомоторы «Победа». Автобаза таксопарка начала приучать горожан к элитной новинке: «Граждане! Пользуясь такси, обращайте внимание на показание спидометра! Для опознавания такси на кузове имеются шахматные клеточки, а в ночное время горит зеленый фонарь, заметный издалека. Такси вы можете остановить путем поднятия одной руки вверх. Со всеми недоразумениями обращаться по телефону 3-02 или на Вокзальную 2». За один километр езды пассажир выкладывал 2 рубля, ведро картошки стоило 3-5 рублей. В конце весны 50-го ввели новые правила уличного движения. Скорость перемещения для машин определили в 35 км в час, проспект Энтузиастов полностью отдали пешеходам, а на улице Орджоникидзе и Ворошиловском шоссе (ныне улица Строителей) запретили обгон. Сильнее всего новые правила почему-то ударили по велосипедистам. За рулем педального транспорта разрешалось находиться лишь при достижении 13-летнего возраста, а сам велосипед должен был иметь звуковой сигнал, номерной знак, передний фонарь и задний отражатель красного цвета. Строжайше запрещалось: «ездить на велосипеде, не соответствующему росту водителя, ездить - не держась за руль руками, ездить по два и более и вперегонки». Велосипедистов изгнали с тротуаров, удалили из парков и скверов. Какой-то непонятный геноцид по отношению к экологически чистому виду транспорта, не оставляющего за собой газов и навоза, честное слово.
За последние три года в Точилино было построено 520 домов, а в 50-м к ним подвели воду. Читайте и завидуйте, современные экологи: «К поселку проложено 4 километра водопроводных труб, по которым сильной струей прямо из Томи хлынула доброкачественная питьевая вода». Что касается строительства, то в марте Совмин РСФСР окончательно утвердил генплан застройки Сталинска, рассчитанный на возведение жилья для 450 тысяч человек.
Как водится, 1 апреля провели традиционный смотр художественной самодеятельности. Жюри критически указало, что в течение последних лет пляшут, поют и декламируют стихи одни и те же лица, а само мероприятия начинает попахивать формализмом. Поэтому добрых слов и призового места удостоились новички - татарский хор жилищно-коммунального треста, состоявший из 25 дворников.
А еще в апреле пресса сообщила, что американцы собираются перевезти из австрийского Линца домик, в котором родился Гитлер, дабы разместить в нем музей, СССР решил подарить братскому Китаю КЧЖД и Порт-Артур, а в Сталинске из всех магазинов в одночасье исчезли зубные щетки. Обстановка с данным атрибутом гигиены сложилась крайне сложная, и заведующий горторготделом т. Коротких дал указание срочно принять все необходимые меры. Через неделю их завезли, но столько, что на каждого жителя пришлось по 10-15 щеток. Как говорится - было пусто, стало густо.
С завидным постоянством «Книготорг» публиковал список поступивших в продажу новинок. В мае можно было приобрести «бестселлер» «Под солнцем Сталинской Конституции» (2р.50 коп.), «Великое счастье жить в сталинскую эпоху» (2 руб.), «Профсоюзы СССР в борьбе за укрепление могущества нашей Родины» (40 коп.) и «Забота партии о здоровье советских людей». Последний хит стоил всего десять копеек. В списке ни разу не фигурировали Дюма, Жюль Верн и Фенимор Купер.
Лето началось с довольно сложной международной обстановки. Выяснилось, что Ватикан готовит шпионов для засылки оных в католические приходы Восточной Европы. Из заметки «Гангстерские методы вредительства» сталинцы узнали, что злые янки с самолетов сбросили на картофельные поля ГДР колорадского жука. Газета сообщала - жука настолько много, что в некоторых местах он мешает нормальному движению ... поездов. В конце июня произошел прямой акт агрессии американского правительства против Кореи. По всему городу прошли митинги, в конце которых были собраны подписи под Стокгольмским воззванием о запрещении атомной бомбы.
С бывшими союзниками мы рассорились на долгие годы. Драмтеатр имени Орджоникидзе за месяц 15 раз показал пьесу Лавренева «Голос Америки». В которой актеры охотно откликались на имена Кид и Билли, и с удовольствием клали ноги на стол, держа во рту бутафорские сигары. Так же пили на сцене чай из граненых стаканов, выдаваемый за виски, «убедительными красками рисуя всю лживость американской демократии, всю низость поджигателей войны, не останавливающихся во имя своих зверских замыслов ни перед чем». Эпитеты, как сами видите, применялись более чем красочные. Тогда же появилась рубрика «Два мира, две судьбы», с которой мы дружно прожили до 80-х. 24 сентября газета не поскупилась и отдала целую страницу местным поэтам, посвятившим свою лиру описанию капиталистических ужасов. Вот одно из посвящений к небольшой поэме: «Неграм под злым уолл-стритовским небом и детям французов, сидящим без хлеба». А лирик Ласкин написал про войну в Корее: «Две девочки бидончик полный воды несут, но вдруг снаряд». Стихотворение, да простят меня чувствительные люди, заканчивалось так: «...осталась свежая воронка и только, только их ручонки». А вот еще один образец подобного творчества: «Рыгнула жирная домна, разминаясь бетонным телом». Но это было опубликовано в новокузнецкой прессе всего пару лет назад. Приятно, что «заковыристость» образов и «забористость» метафор у городских пиитов со временем не иссякла и не покрылась мхом и пылью.
1950-й стал воистину черным для народного театра Дворца металлургов, руководимого т. Карташовым - со страниц газет шарахнул такой заряд критики, что пришлось менять как репертуар, так и само руководство. А началось все с простенькой оперетты «Персидская княжна». Желая развлечь публику, труппа поставила этот водевиль. Уже на следующий день горожане узнали, что «возрождены низменные нравы дореволюционные оперетки, сознательно уводящей зрителя от всякой идейности. А нам хочется видеть пьесы, которые показывали бы правдивую советскую действительность». Желая исправиться, театр поставил вроде бы идеологически выверенную пьесу Арбузова «Шесть любимых». И что же? Цитируем рецензию: «Конфликт спектакля в том, что главный герой тракторист Гайдар не хочет отдавать переходящее знамя «какой-то бабе» только лишь потому, что женщина является «слабосильным полом». Постановка оскорбляет идею социалистического соревнования. Персонажи бьются головой об стол, посреди ночи играют на балалайке и глумятся над комсомольцами. Такие карикатуры на советских людей нас возмущают». Наверное, в реальной жизни, в годы «светлого социалистического прошлого» (как, впрочем, и сейчас порой), человек труда не бросал в ресторанные витрины кирпичи и не гонялся в крепком подпитии за супругой и детьми с палкой в руках. В театре тогда решили замахнуться на балет. Зритель увидел «Солнце мира», посвященное героическому корейскому народу. Но критики, раз «вкусившие кровь от плоти беззащитных театральных деятелей», тут же снова вошли в раж и остановиться уже не могли: «Балет по замыслу интересен, но плохо сделаны парики для кореянок и недостаточно хорош грим». Как говорил товарищ Сталин, был бы человек, а статья найдется.
25 июня по поручению института материальной культуры академии наук СССР начались археологические раскопки Кузнецкого могильника и Маякова городища, расположенных на правом берегу Томи. Впервые к раскопкам были привлечены студенты исторического факультета пединститута.
В 50-м с пафосным размахом отметили 150-летие со дня смерти А.В.Суворова. Тогда же было решено установить герою перехода через Альпы памятник на одной из городских улиц. В тот же год тихо и незаметно вспомнили о 30-летии со дня смерти Лазо. Статья называлась «Пламенный патриот». Учитывая, какую смерть принял революционер от рук японских агрессоров, название вышло несколько глумливым.
В заключение рассказа о годе 1950-том, хотелось бы процитировать секретаря горкома т. Макарова: «Сталинск - вечный памятник беспримерного, вдохновенного труда, невиданного взлета энергии творцов победившего социализма. Кипуч он и прекрасен в любое время года».